Вятское старообрядчество
[Карта сайта] [Rus] 

 
Главная

Великорецкий крестный ход

Старообрядческие общины Вятской земли

О прошедших ВКХ

Основы православного вероучения

История старообрядчества

Молитвы

Литературная страница

Святые места

Проповеди пастырей

География старообрядчества

Видеоматериалы

Старообрядчество в сети Интернет

Файлы

Ссылки

Фото

Видео

Гостевая книга


 
История старообрядчества

Старообрядческие поселения Бессарабии и Белая Криница

Значение Белой Криницы





Старообрядческие поселения Бессарабии и Белая Криница: к истории возникновения и развития

Места компактного проживания русского населения на территории Молдавии и Юго-Западной Украины своим возникновением, как правило, были связаны с миграцией в XVIII-XX вв. русских старообрядцев за пределы Российской империи, где переселенцы могли беспрепятственно строить молитвенные дома и отправлять службу по дониконовским книгам и традициям. На основании рукописного “Сказания о староверцах живущих в земле Молдавской... 7232 / 1724 г.” М.И.Лилеев сделал заключение о том, что “начало поселения здесь [в Бессарабии - Е.С.] русских старообрядцев относится во времени господарствования Михаила Раковицы… 1704 - 1727 гг.1” , и что с самого начала старообрядческого заселения (с 1720-х гг.) Бессарабия была тесно связана с Ветковским центром 2.
Русских старообрядцев в Бессарабии и на Буковине стали повсеместно называть липованами (название большинством принимается как производное от “филипповцы” - “пилиппоны” 3). Постепенно липованское религиозно-культурное единство, самоназвание «липованин» стали определяющими для довольно пестрой массы старообрядцев в юго-восточной Европе.
До начала XIX в. в Молдавии русские старообрядцы «могли жить спокойно и безопасно», и еще в 1804-1805 гг. молдавский господарь Константин Муруз и молдавский митрополит Вениамин подтверждали данные ранее права: «мы же нашли за лучшее, чтобы и теперь сами они [старообрядцы] и их церкви и скиты, их попы и монахи, что при церквях, не были обезпокоиваемы никем ни в чем, что касается их веры, но чтобы они не были вольны ни в коем случае принимах хоть одного человека из православных христиан в их среду”… “кроме тех, которые одного закона и веры с ними4” . Аналогичные права имели и «липоване» на Буковине в Австро-Венгрии с 1783 г. 5
В числе первопоселенцев и основателей ряда населенных пунктов (прежде всего в Подунавье) исследователи называют и казаков-некрасовцев, начавших свое движение с легендарным атаманом Игнатом Некрасовым с Дона через Причерноморские земли Османской империи после разгрома Булавинского восстания в 1708 г. Известно, что в Османской империи игнат-некрасовцы получили определенные привилегии за их службу против России, в частности, при охране рубежей Османской империи в XVIII в. Однако в ходе русско-турецкой войны 1806-1809 гг. часть «некрасовцев» Добруджи оказала помощь русской армии, и, стремясь заручиться в будущем их поддержкой, главнокомандующий М.И.Кутузов и генерал-майор С.А.Тучков добились указа Александра I, определявшего условия возвращения «некрасовских казаков» в Россию и их расселения «близ Измаила» (25 июля 1811 г.)6 . Недалеко от Измаила, действительно, возникли поселения с названием «Некрасовка», однако исследователи до сих пор спорят, насколько указом Александра I могли воспользоваться «игнат-некрасовцы», и не могли ли под их именем из Добруджи на левых берег Дуная переселиться не-казачьего происхождения липоване 7.
После присоединения Бессарабии к России в 1812 г. тысячи старообрядцев пришли в междуречье Прута, Днестра и Дуная и с общим потоком крестьянской миграции из Центральных губерний России в земли Новороссии8 . В приграничных землях Бессарабии даже в самые тяжелые для старообрядчества периоды продолжали действовать монастыри и церковные приходы, и это было немаловажным фактором притяжения сюда старообрядческого населения из Центральной России.
Старообрядческая миграция на юго-запад продолжалась три века. В Междуречье Днестра, Дуная и Прута сливались миграционные потоки из Центра России, с Ветки, с Дона и в противоположном направлении: из-за Дуная в земли Бессарабии. Бессарабия стала своеобразным «плавильным котлом», где региональные традиции смешивались, образуя некую липованскую общность, в которой обнаруживаются черты и казачьей культуры, и центральнорусские особенности, и влияние соседних национальных культур. Но важнейшим скрепляющим эту общность признаком является конфессиональная принадлежность к старообрядчеству. Примечательно в этой связи привести наблюдения румынского православного еп. Мелхиседека, сделанные в 60-е гг. XIX в. в Добрудже. Думаю, что эти наблюдения вполне приложимы и к бессарабским старообрядцам: липоване «останавливаются на время там, где они могут устроить себе молитвенный дом или церковь, около которой они сами группируются и остаются здесь до тех пор, пока могут свободно совершать свои обряды и богослужение, но всегда, однако, готовы переходить дальше в случае, если секта в чем-либо заподозрена. Все это для сохранения неприкосновенности [выделено мною. – Е.С.] их сект… Они оказывают друг другу помощь и всегда вовремя: дают приют новым беглецам из соседних государств и защищают общие интересы их собратьев, откуда бы ни были последние» 9
Очевидно, что длительная и сложная миграция в междуречье Днестра и Дуная, не могла не создать в липованских общинах определенных трений, особенно между старообрядцами, придерживающимися разных направлений. Однако серьезных раздоров между поповцами и беспоповцами, или сторонниками малых деноминаций внутри этих направлений Бессарабия до конца XIX в. не переживала. Возможно, свою сплачивающую роль здесь сыграла близость Белой Криницы, определившая безусловный успех поповского белокриницкого направления в Бессарабии. В 1892 г. учитель из Измаильского уезда Василий Праведный написал: “Благодаря близости заграницы, и Белой Криницы в частности, этого Нового Иерусалима, как называют Белую Криницу современные липоване-австрийцы, раскол староверов в Бессарабии находится в девственной крепости”10 .
Белая Криница на Буковине возникла еще в последней четверти XVIII в. (1784 г.) в урочище Варница, принадлежавшем монастырю Путна, но едва ли при основании белокриницкого монастыря можно было предполагать, какую роль суждено было ему сыграть в судьбе всего старообрядческого поповства, и в истории старообрядцев Бессарабии. В 1846 г. именно в Белой Кринице во главе с босно-сараевским митрополитом Амвросием была создана старообрядческая церковная иерархия11. В 1840-е – 1860-е гг. возникает и растет число старообрядческих епархий в России и за рубежом. В Москве центром архиепископии белокриницкой иерархии стало Рогожское кладбище, с XVIII в., превратившееся в общероссийский центр поповского направления в старообрядчестве. 19 июня 1850 г. в одной из богаделенных палат Рогожского кладбища первым епископом Софронием (Жировым), который был рукоположен белокриницким митрополитом Кириллом для старообрядцев России, была тайно отслужена первая архиерейская литургия12 .
Появляется епископская кафедра и на территории Молдавии и Валахии: в 1861 г. во главе этой епархии стоял славский епископ Аркадий (Дорофеев, 1809-1889), а затем его сменил епископ Виссарион (ум. 27 января 1881 г.), избравший своей резиденцией Измаил на Дунае в Бессарабии.
Память об основании Белокриницкой иерархии, обраставшая легендами, и поныне является живой. В устном изложении она может звучать так:
«КАК НАШИ ЦЕРКОВЬ ПОЛУЧИЛИ? Австрийский министр был, и поехал он на низ, в Румынию. Не было машин тогда, как фаетон такой - он ехал, и напали на него разбойники. А наши старообрядцы у дороги в поле работали, и они прогнали разбойников. А наших тогда не трогали, потому что сильно отважные были. Он и расспросил, кто вы такие, я вас наградить хочу. Они говорят - не надо, наш крестьянский долг спасти человека. А их тогда от российских властей преследовали сильно. Он спрашивает: что вам нужно, я могу сделать. Они говорят: нас тут пять населений, мы обсудим. И решили - давай будем просить, где нам построиться. Хочим построить свою церковь, чтоб восстановить епископа. Дошло это до российских властей. Спрашивают, кто это дал им разрешение. Говорят - император Франц Иосиф разрешение дал епископа сделать. Стали они думать, где такого епископа найти, который остался непоколебим. В Палестине, в Италии есть еще священники живые, только мировать маслом нужно 13. Нашли одного, в отставке, в Константинополе, в Греции был. Они тогда были под властями турков. Как теперь колонизация. Как американцы теперь. Он был грек, или болгар? - грек! Он был в городе Боснии. Турецкие власти начали на него клеветать, строгие турки в те времена были.
И вот пришли к нему просить, чтобы он совместно служил, но без пенсии. Вот так, вот так рассказали всё, а сын его Андрей переводит ему, это, мол, русские люди, они в забытии давно, и нужен им священник. А он был 23 поколения с поповичей, грамотный человек.
Ну, он согласен. Выехали сюда, Дунай переехали, в Австрию привезли. В Белую Криницу, Правители разрешили. И подвели его под мир, помазание священное. Старое еще было масло, пока найдут, еще запасалось, а священники на исходе были.
Царю доложили – открыли митрополию в Австрии. Он тогда сказал -пойду войной. Он испугался, вызвал его из Криницы, а тот поставил уж два или три священника. Он ему предложил - или вернись в Константинополь, из двух - одно, или в вечную ссылку. Он сказал - в ссылку, я осознал верную веру. Он там жил, не выежал, в тюрьме был. В тое время границы не охранялись, пробирались всяко. И дьяконы.
Звали его Амбросий!. Там он и умер»14 .
С учреждением в сер. XIX в. белокриницкой иерархии Бессарабия смогла значительно усилить свое влияние в старообрядческом мире, оказавшись своеобразным перевалочным пунктом и для паломников в Белую Криницу, и для представителей зарубежных старообрядческих центров. В частности, по данным, приводимым И.В.Табак, «сношения российских старообрядцев, в том числе и старообрядцев Бессарабии, с единоверцами в Австро-Венгрии проходили через местечко Новоселица Хотинского уезда. Из Новоселицы обычно добирались через границу до города Черновцы, откуда путь лежал в Белую Криницу. Одним из центров встреч старообрядцев Бессарабии с единоверцами из запрутской Молдовы и Добруджи был город Галац. На территории самой Бессарабии часто проходили «съезды» старообрядцев» 15.
Вскоре после принятия Белокриницкой иерархии направленный в 1848-1849 гг. с секретной миссией в старообрядческие поселения Бессарабии чиновник (а затем и писатель!) И.С.Аксаков нашел здесь “крепко организованное в своих частях общество, тесно сплоченное возбужденными извне преследованиями в одно твердое целое, проникнутое ложным, но сильным убеждением и фанатизмом, ежечасно разгорающимся, дружное, не дремлющее... Огромные капиталы состоят в его распоряжении... Раскольничье народонаселение со всех стран теснится в Бессарабию”16.
О росте старообрядческого населения Бессарабии говорят и позднейшие источники17 . Весьма приблизительные подсчеты православной миссии в Кишиневе в 80-х гг. XIX в. определили численность старообрядцев Бессарабии примерно в 20 тыс. человек, причем половина старообрядческого населения проживала в это время в Измаильском уезде 18. В 1912 г. епархиальный миссионер Феодосий Воловей располагал сведениями о 22 959 Бессарабских старообрядцах.
В миссионерских отчетах приведены и сведения, позволяющие судить о существовании внутри старообрядческого населения последователей различных течений. По данным того же Ф. Воловея, в 1912 г. в Бессарабии насчитывалось 790 человек лужковцев (согласие, выделившееся в 1822 г. из беглопоповства) - в Кишиневе, Измаиле и Сокирянах, 231 человек беглопоповцев преимущественно в Кишиневе, 1352 человека поморцев в Единцах, слободке Русянах и Измаиле, 87 человек федосеевцев в Хотине, и “несколько душ” самокрестов в Сокирянах. Но более всего было последователей белокриницкой иерархии – 20 155 человек. Правда, с 1860-х гг. белокриницкие разделились на «окружников» и «неокружников», и в 1912 г., когда в большинстве приходов в России дебаты вокруг «Окружного послания» удалось прекратить, в Бессарабии все еще 9 282 человека, преимущественно в Измаильском и Хотинском уездах, называли себя последователями “Окружного послания”19 , а 10 873 человека считали себя «неокружниками». Переходов липован в православие или единоверие миссионеры в Бессарабии почти не отмечали.20
На территории Бессарабии (так же как и в других местах, например, на Украине, в Добрудже, на Буковине) старообрядцы селились компактными группами 21. C XVIII - первой половины XIX в. появляются старообрядческие семьи в городах Кишиневе, Бендерах, Бельцах, Оргееве 22, Теленештах23, Хотине, Сокирянах, Измаиле, Килие, посаде Вилково 24, в селах Грубно25 и Белоусовка Хотинского уезда, в селе Кунича26 (с 1723 г.) Сорокского уезда, Сырково Оргеевского уезда, в селах Старая и Новая Некрасовки Измаильского уезда 27. В 50-х гг. XIX в. выходцами из Подольской губернии было основано село Покровка Сорокского уезда, где в 1870 г. была освящена церковь28 . Во второй половине XIX в. возникли два старообрядческих села близь Бендер – Стурдзены и Звездочка, в конце XIX в. несколько сел в Белецком уезде29 . Во всех отмеченных населенных пунктах жили либо исключительно поповцы, либо старообрядцы-беспоповцы составляли меньшинство населения.
Известно, например, что в XIX в. в Измаиле наряду с поповцами жили и «беспоповцы», причем «безбрачных» было больше, чем «брачных» (возможно, под «брачными» в 1870-х гг. имели в виду беглопоповцев). По приводимым П.Сырку (на основании наблюдений румынского еп. Мелхиседека) данным, в Измаиле существовала община беспоповцев, руководимых неким купцом Иваном Ивановичем, в прошлом «простым сапожником» («но с тех пор, как [Иван Иванович] сделался главою секты безбрачных, [он] нажил себе хорошее состояние и стал крупным капиталистом” 30). Единственный крепкий приход поморцев, существующий и поныне появился в Бессарабии только в 1850-е гг. в волостном центре Хотинского уезда Единцы и в близлежащей слободке Русяны. Это были староверы-беспоповцы федосеевского согласия, прибывшие из Динабурга (Пруссия)31 ; но в 1901 г. эти федосеевцы перешли в поморское брачное согласие32 и сумели построить себе молитвенный дом “наподобие церкви с колокольней и колоколами” 33.
В начале XX в. продолжился процесс расселения старообрядцев белокриницкого согласия по территории Бессарабии: так в 1904/1905 гг. выходцами из села Грубно были основаны села Новое Грубно и Старая Добруджа34 , в 1918-22 гг. переселенцами из Куничи основаны села Валя-Радоая и Сакаровка, а переселенцы из Покровки и Грубно основали села Егоровка и Новые Пынзыряны. В разное время на территории Бессарабии и в Буковине возникали и действовали монастыри старообрядцев-поповцев: старейшие из них появились еще в XVIII в. в Сырково/Серково Оргеевского уезда (разрушен в 1845-1846 гг.35 ) и в Белой Кринице. Иноками Сырковского монастыря был в 1812 г. основан Никольский старообрядческий монастырь близ Измаила в Старой Некрасовке. В 1817 г. в этом монастыре соорудили деревянную церковь, там находились 36 монахов и послушников. По данным, сохранившимся в Измаильском архиве, в монастыре было 6 келий, 15 землянок и мельница 36. Однако в 1829 г. Никольский монастырь был закрыт 37.
В начале XIX в. в селе Кунича также появился мужской монастырский скит, в 1884-1886 г. здесь значился уже монастырь с 10 насельниками (разорен в 1886 г.). Обнаруживались скиты и в других старообрядческих поселениях 38.
Наиболее крупные монастыри возникли в Придунавье в XIX в. в связи с тем, что местные старообрядцы, жившие в российско-османском пограничье, даже в николаевские времена имели значительно больше свобод в отправлении культа. Так, основанный близ Измаила в Новой Некрасовке (или Кагарлыке) Архангело-Михайловский монастырь, как отмечает П.Сырку, был отстроен на средства купца Беляева еп. Аркадием Васлуйским и архимандритом Сельваном: «Скит расположен в западной части предместья на месте, подаренном жителями Некрасовки, он обнесен рвом в виде четырехугольника, внутри его по двум сторонам параллельно рву идут два ряда строений и по 12 келий в каждом, а по двум другим идут службы, посередине стоит маленькая, совсем простенькая церковь. В келиях нет другой мебели, кроме кроватей из досок, небольших рундуков, над которыми висят маленькие иконы и лампады, русских печей с лежанкой, на которых можно было бы спать. Монахи занимаются земледелием и обработкою виноградников, место для которых подарено им раскольниками»39 .
К началу XX в. на территории Бессарабии кишиневский миссионер Феодосий Воловей отмечал монастыри белокриницкого согласия (“окружников”): мужские - Архангело-Михайловский в Кагарлыке (в 1904 г. в нем было 30 иноков), Петропавловский близ Вилкова на острове в дельте Дуная (в 1904 г. в нем было 40 монахов40 ), женский во имя Усекновения честныя главы Иоанна Предтечи - в селе Муравлевка 41, а также скиты в Измаиле и селе Подковка (ныне Васильевка). В 1929 г. в Куниче на месте старого мужского монастыря возник женский монастырь Казанской Божьей Матери (с 1990 г. он снова возрождается). Исторические драмы XX в., немало затронувшие Бессарабию, сравнительно слабо повлияли на активность и численность старообрядческих общин. Исчезли только общины малых конфессиональных групп, зато сохранились почти все приходы старообрядцев белокриницкого согласия (около 30-ти) и община поморцев в Единцах.
После Первой мировой войны старообрядцы Бессарабии с 1918 по 1940 гг. и потом еще на 3 года с 1941 по 1944 гг. оказались в составе Румынии и были почти отрезаны от контактов с Россией42 . Все поповские приходы этой местности были переподчинены с Московской на Белокриницкую митрополию, находившуюся в Румынии. В Румынии, в Добрудже и на Буковине, насчитывалось к этому времени более 60 мест с весьма многочисленным старообрядческим населением43 . В Румынии не прекращалась издательская деятельность старообрядцев 44; кроме того, сюда эмигрировали и здесь трудились крупнейшие писатели-полемисты белокриницкого согласия - с 1920 г. епископ Иннокентий (И.Г. Усов, 1870-1942, перед смертью возглавивший белокриницкую митрополию), с 1930 г. - Ф.Е.Мельников (1874-1960). В 1937 г. на старообрядческом соборе в г. Васлуе был принят Устав старообрядческой церкви в Румынии. Устав45 , в частности, отмечал, что “румынские старообрядцы почитают короля Великой Румынии, повинуются ему, а также поставленным от него властям, молятся за него как за главу государства и несут все гражданские и государственные повинности, в том числе и военную службу..., совершают религиозные службы во все дни национальных праздников Румынского государства” (отд. 1 § 4, 5). При этом вмешательство румынских властей в дела старообрядцев в довоенные годы было достаточно ограниченным, и Устав подтверждал как независимость старообрядческой церкви в Румынии от старообрядческих церквей других государств (прежде всего имелся в виду СССР и рогожская архиепископия), так и “каноническую и административную власть старообрядческой Церкви в Румынии на все религиозные и культовые учреждения, принадлежащие старообрядческой церкви” (отд. II § 10). Требование румынских властей о переходе в богослужебной практике старообрядцев на григорианский календарь, а также повсеместная борьба с русским языком не только в быту, но и в богослужении стали в военные годы наиболее серьезным ударом по канонической власти старообрядческой церкви в Румынии46 .
После второй мировой войны село Белая Криница отошло к СССР, войдя в состав Черновицкой области Украины, и резиденция белокриницкой митрополии в Румынии была перенесена в г. Браилу. Приходы же Молдавии, оказавшись на территории СССР, вновь вошли в юрисдикцию Московской Старообрядческой архиепископии, стали налаживать более тесные связи с Рогожским центром в Москве. На «московских» стали ориентироваться и в церковном пении, и в богослужебной практике 47. Из Москвы на Молдавскую епархию был назначен уроженец (нижегородских керженских мест епископ Иосиф (Моржаков) 48, являющийся, без сомнения, одним из самых выдающихся архиереев в истории старообрядчества ХХ века.
Прошедший школу служения еще до революции, не избежавший репрессий в советское время, еп. Иосиф во многом способствовал и тому, чтобы настороженность липован в отношении «московских» удалось смягчить. В 1961 г. еп. Иосиф вернулся в Москву, чтобы на десять лет возглавить белокриницкую старообрядческую иерархию, а его кафедру занял долго состоявший при Иосифе диаконом уроженец Бессарабии еп. Никодим (Латышев).
Еще более укрепились связи белокриницких старообрядцев Бессарабии и Москвы, когда Никодим49 после смерти Иосифа с 1970 по 1986 г. занимал московский первосвятительский престол. При этом архиепископ Никодим много времени проводил по-прежнему на своей родине в селе Старая Добруджа близ г. Бельцы (с 1981 он вообще не приезжал в Москву), здесь же по его завещанию он и был похоронен.
Усилению не только церковных, но и культурных, и бытовых контактов со старообрядцами в Центральной России, на Урале и в Сибири способствовали и частые поездки старообрядцев Бессарабии с торговыми экспедициями в Россию. Но культурное своеобразие старообрядцев Бессарабии сохранялось. В 1990 г., когда бессарабские приходы посещал возглавлявший тогда Русскую православную старообрядческую церковь митрополит Алимпий (Гусев, 1929-2003), липоване все еще испытывали значительные затруднения, как в совместном богослужении и особенно пении с «московскими», так и в «правильном» церковном наряде (в Куниче, например, отсутствовал обычай всем женщинам закалывать платок под подбородком булавкой, и его пришлось спешно осваивать).
После 1991 г. приходы старообрядцев, принимающих Белокриницкую иерархию, оказались на территории двух независимых государств Украины (Нижнедунайские поселения в Одесской области и Белая Криница в Черновицкой области) и Молдовы, и епархиальное подчинение у них оказалось разное. Украинские общины входят в состав епархии Киевской и всея Украины, молдавские общины входят в состав епархии Кишиневской и всея Молдовы.
С 1991 г. после распада СССР и в связи с военными действиями в Приднестровье усилились и контакты старообрядцев междуречья Прута, Днестра и Дуная с румынскими общинами и со старообрядческой митрополией в Румынии. Особую роль здесь сыграло и так называемое «дело кишиневского епископа Зосимы» (Еремеева)50 , в октябре 2003 г. перешедшего в каноническое подчинение румынской Браиловской митрополиии. Вскоре во время Освященного собора Русской православной старообрядческой церкви 11 февраля 2004 г. епископ Зосима написал заявление о возвращении в юрисдикцию Московской митрополии, но от кишиневской кафедры решением Освященного собора в Москве он все-таки был отстранен, а затем направлен на старообрядческую епископскую кафедру Донскую и Кавказскую. Тем не менее, и в 2006 г. старообрядческая Молдавия оставалась глубоко расколотой на сторонников и противников Зосимы, а, вероятно, и глубже – на сторонников и противников прорумынской ориентации старообрядческой белокриницкой епархии Кишинева 51.
Каким путем пойдут старообрядческие приходы Бессарабии в XXI в., усилится или, наоборот, ослабнет здесь «московское» культурное влияние, сохранится ли «липованское» своеобразие культурной традиции – пока предугадать едва ли возможно. Можно только присоединиться к мнению организаторов научно-практической конференции «Русское население Молдавии: история и современность», заключающих: «первое, с чего начался процесс объединения русского населения и его самоидентификации – с объединения его вокруг традиционных русских православных твердынь» . Такими «твердынями» для липован Бессарабии всегда были старообрядческая книжность и церковное пение

источник: http://belaya-krinica.kiev.ua
 Православный Християнский Календарь v2.0
Объявления
[ Все объявления ]

Новости
Старообрядцы Заречной общины г .Нижнего Новгорода просят о помощи в строительстве храма

Итоги круглого стола "История старообрядчества Вятской губернии"

Рабочая встреча в Общественной палате Кировской области

Храм растет!

Унинские християне просят помощи в строительстве храма

Закладка храма в поселке Уни

Просветительский отдел Московской Митрополии приглашает на бесплатный онлайн-курс «Введение в христианство»

Богослужение в Неделю о мытаре и фарисее

Престольный праздник в Вятской старообрядческой общине

Дорогие братия и сестры!

[ Все новости ]

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Designed by sLick Copyright © 2007