Вятское старообрядчество
[Карта сайта] [Rus] 

 
Главная

Великорецкий крестный ход

Старообрядческие общины Вятской земли

О прошедших ВКХ

Основы православного вероучения

История старообрядчества

Молитвы

Литературная страница

Святые места

Проповеди пастырей

География старообрядчества

Видеоматериалы

Старообрядчество в сети Интернет

Файлы

Ссылки

Фото

Видео

Гостевая книга


 
История старообрядчества

ОТНОСИТЕЛЬНО НЕКОТОРЫХЪ ДРЕВНОСТЕЙ ВЯТСКАГО КРАЯ .Петр Алабин

Петр Алабин (1824
– 1896)

ОТНОСИТЕЛЬНО
НЕКОТОРЫХЪ ДРЕВНОСТЕЙ ВЯТСКАГО КРАЯ



Вятка. 1865 г.



Источник: сайт Самарской областной универсальной научной библиотеки.

Режим доступа: http://www.lib.smr.ru/digitlib/ALABIN_9/Alabin9.htm



Image



Вятский край обиленъ курганами и городищами, изъ
которыхъ многие такъ древни, что впродолжении своего существования уже
переменили на своихъ хребтахъ несколько поколений лесовъ, что свидетельствуютъ
более или менее сохранившиеся пни различныхъ величинъ, встречаемые на этихъ
урочищахъ и растительность местами ихъ покрывающая. Къ сожалению эти следы
жилищъ аборигеновъ здешней страны не подвергнуты доселе правильному и
систематическому изследованию, — не составлено имъ карты и несобраны
существующия о нихъ въ народе предания и поверья.



На нашу долю достались раскопка и изследование
несколькихъ кургановъ и городищъ. Посильные труды наши по этому предмету
увенчались успехомъ: находки наши сделанныя въ особенности при разрытии
Ананьевскаго могильника, близь г. Елабуги, получили серьозное значение въ
археология и обратили на себя внимание не только отечественныхъ, но и
европейскихъ ученыхъ. Таковыя находки наши, вызвали въ нашъ край ученаго
археолога П. И. Лерха, къ сожалению прибывшаго къ намъ въ такое время года, (въ
августе месяце) когда, особенно при нарочито дурной погоде, правильныя и
настойчивыя изследования кургановъ и городищъ нашего края делались
невозможными.



Чтобы облегчить трудъ будущимъ изследователямъ
доисторическихъ древностей нашего края, мы намерены, въ настоящей статье, изложить
те сведения, какия мы успели собрать по этому предмету, независимо отъ
сообщенныхъ уже нами въ статье о разрытии Ананьевскаго могильника.



Скитаясь по удельнымъ деревнямъ уржумскаго и
яранскаго уездовъ, мы заметили три
городища
, возвышавшиеся на берегахъ рекъ и подвергли два изъ нихъ, съ
разрешения департамента уделовъ, правильной раскопке.



Первое изъ усмотренныхъ нами городищъ лежитъ близь
самаго села Лебяжья, уржумскаго
уезда, на правомъ, весьма крутомъ берегу, речки Лебедки, при впадении ея въ
реку Вятку, на мысу образовавшемся соединениемъ этихъ рекъ. Городище это имеетъ
замкнутую горжу, со стороны села Лебяжья и командуетъ окрестностью на огромное
пространство. Следы вала и рва горжи едва отличимы и поросли можжевеловымъ
кустарникомъ. Лебяжское городище доселе служитъ любимымъ гульбищемъ окрестныхъ
деревень въ праздничные дни. Старики говорятъ, что въ прежнее время на его
скатахъ находили вымытыя дождемъ различныя костяныя вещи, но, мы, при всехъ
усилияхъ не могли отыскать ни одной изъ нихъ ни на поверхности самого городища,
изрытаго во многихъ местахъ кладоискателями, ни у окрестныхъ жителей; также не
могли добиться никакой легенды связанной съ этимъ урочищемъ, кроме предания,
что здесь жила чудь белоглазая .



Второе городище лежитъ на правомъ, почти отвесномъ,
каменистомъ берегу реки Пижмы,
покрытомъ отчасти хвойнымъ дровянымъ лесомъ. Западная сторона городища
прилегаетъ къ глубокому оврагу, впадающему въ Пижму, по которому проходитъ
зимняя дорога изъ деревни Городищъ въ Кукарку, — къ оврагу, отделяющему
городище отъ деревни Шелыгинской. Северная и западная стороны этого городища,
имеющаго круглую фигуру, видимо осели и размыты дождями и талымъ снегомъ.
Городище занимаетъ такимъ образомъ мысъ, образуемый впадениемъ въ р. Пижму
сказаннаго оврага, мысъ, перехваченный съ южной и восточной сторонъ насыпнымъ
валомъ и рвомъ. Хотя эти земляныя постройки, конечно весьма древния,
полуразрушились отъ времени, но очертание ихъ все-таки видно. Насыпь сделана
изъ земли вынутой изъ рва опоясывающаго валъ, чему служитъ доказательствомъ
тождественность почвы насыпи съ почвою, лежащею во рву подъ слоемъ чернозема,
впоследствии образовавшагося. Насыпь состоитъ изъ суглинка перемешаннаго съ
мелкимъ известковымъ камнемъ составляющимъ почву этой местности; подъ насыпью залегаетъ
природный известковый камень.



Валъ охраняющий
городище состоитъ изъ одного ряда; высота его по видимому была одинакова на
всемъ протяжении, ныне она достигаетъ 5 саженъ, а въ разрезе по отвесу 3-хъ
саженъ. Таковой валъ съ единственной, юговосточной стороны, съ которой могъ
быть доступъ во внутренность городища, делаетъ этотъ доступъ крайне
затруднительнымъ, если неневозможнымъ для неприятеля. На самомъ городище и его
ближайшихъ окрестностяхъ, во рву и нагласисе видны остатки пней хвойныхъ
деревъ, значительныхъ размеровъ, частию полуистлевшихъ. Судя по пнямъ, такимъ
деревьямъ должно быть никакъ не менее 150 летъ.



Напротивъ городища
лежитъ островъ Бобылинский, образуемый соединениемъ Пижмы съ Вяткою и отсюда
открывается великолепный видъ на заречную, низменную часть р. Вятки — на право
на ея теченье въ живописныхъ берегахъ, а на лево— на теченье Пижмы, подъ
крутымъ, лесистымъ берегомъ.



На площади городища,
между валомъ и обрывомъ берега, открытъ мною полузаваленный колодецъ, при
разработке его обнаруживший тщательно выложенныя стены изъ огромныхъ,
правильной формы, каменныхъ глыбъ, впрочемъ безъ известковой или цементной
связки.



Предание говоритъ,
что древние жители этого городища имели отсюда подземный ходъ въ слободу Кукарку (до 8-ми верстъ по прямому
пути), где также жили ихъ одноплеменники и что этотъ ходъ изъ городища былъ
открытъ при перестройке Покровской церкви въ слободе Кукарке, но почему-то
тотчасъ зарытъ. Сознаемся, Что мы не верили этой легенде, и раскопывая колодецъ
во все недумали подземнымъ путемъ дойти до Кукарки, но все-таки мы надеялись
при дальнейшей раскопке его найти въ немъ какие либо предметы, заслуживающие
внимания. Къ сожалению после двухнедельныхъ, если не более, работъ, наткнулись
наши рабочие на глубине трехъ саженъ на большой камень, составляющий какъ бы
дно колодца и никакими усилиями не могли вынуть одного камня, такъ что должны
были прекратить работу. Судя по остаткамъ сохранившагося вала надо полагать,
что онъ бралъ свое начало отъ оврага, отделяющаго городище съ западной стороны
отъ деревни Шелыгинской, шелъ полукругомъ параллельно течению Пижмы на востокъ
и делая поворотъ на северъ доходилъ до обрывистаго берега реки. Валъ сохранился
въ настоящее время; длины онъ до 87-ми саженъ.



Мы прорезали валъ до
самаго основания его въ двухъ лучше сохранившихся местахъ канавою въ 3 арш.
ширины и 4 саж. длины.



Подъ слоемъ дерна и
наросшаго чернозема оказался насыпной, мелкий известковый камень, перемешанный
съ желтою глиною. Въ трехъ четвертяхъ отъ поверхности земли попадались местами
следы какъ бы большихъ костровъ, повидимому, долго и постоянно горевшихъ на
одномъ месте, судя по значительному количеству бывшаго тутъ угля и перегорелой
земли. На этихъ пепелищахъ попадались въ значительномъ количестве обгоревшия и
перегоревщия кости, изъ коихъ некоторыя какъ будто оленьи.



Следы такихъ же
печищъ попадались и въ техъ местахъ площади городища, въ которыя мы углублялись
шахтами, думая напасть наследъ какой либо каменной кладки, какъ намъ это
удалось при разрытии Ананьевскаго могильника. Но никакой кладки ни где не
оказалось кроме упомянутаго колодца, да и вся внутренняя площадь городища
изрыта глубокими следами трудовъ кладоискателей.



Какъ при прорытии
галлерей во внутрь городища, такъ и при раскопке внутри его никакихъ вещей не
найдено, кроме несколькихъ горшечныхъ черепковъ. Когда же сделаны были
углубления въ валу городища съ западной стороны, идущаго обрывомъвъ оврагъ, то
здесь въ разныхъ местахъ оказались большия груды пеплу и какъ бы печища
сделанныя на каменномъ основании, тутъ же обнаружился уголь, перегорелая земля
и значительное количество перегорелыхъ костей, по все это въ такой степени было
перемешано между собою, что не позволяло сделать ни какого определения тому
порядку, въ какомъ лежали эти предметы. Тутъ-то найдены представленныя нами въ
департаментъ уделовъ, а оттуда переданныя въ археологическую коммисию следующия
вещи, изъ которыхъ, впрочемъ, некоторыя оставлены нами для вятскаго музея:



Какая-то фигурка,
весьма грубо вырезанная изъ кости, съ двумя, крылышками, (можетъ быть служившая
идоломъ или амулетомъ можетъ быть ее носили привязанною за шейку).




Три костяные, надо полагать — наконечника копий, различной величины.




Обломокъ наконечника копья.




Два какихъ-то костяныхъ орудия.




Что-то въ роде долотца — костянаго.



Два
наконечника или копий, или можетъ быть; орудий, употреблявшихся при
жертвоприношенияхъ.




Два куска обрубленныхъ оленьихъ рогъ.




Обломокъ, надо полагать — пряжки изъ кости .




Несколько заостренныхъ костей, съ дырочкою каждая, вероятно заменявшия иглы для
вязания сетей.




Обломокъ такой же кости.




Заостренная кость съ сквозною дырочкою, просверленною съ боку; вероятно также
служившая орудиемъ для вязания сетей.




До 20 заостренныхъ костей различныхъ формъ и величинъ, вероятно служившихъ
такимъ же орудиемъ, какъ и предъидущия.




Обломокъ какого-то костянаго орудия.




Обломокъ какого-то костянаго наконечника.




Обломокъ костянаго наконечника копья.




Четырнадцать костяныхъ наконечниковъ стрелъ различныхъ формъ и величинъ.




Большая бабка съ сквозною и двумя несквозными дырками.




Маленькая бабка съ сквозною дыркою.




Медный перстень.




Глиняный горшокъ.




Множество горшечныхъ черепковъ съ различными простыми узорами.




Много перегорелой кости.




Множество свиныхъ клыковъ и череповъ небольшихъ животныхъ.



Объ этомъ городище мы
не слыхали другаго предания кроме упомянутаго уже разсказа: будто оно
сообщалось подземнымъ ходомъ съ Кукаркою. Вещи преимущественно изъ кости
находились здесь въ прежнее время въ значительномъ количестве, вымываемыя
дождями изъ валовъ городища.



Вторая раскопка нами
произведена, 12-го августа 1864 года, на Нижневодскомъ
городище
. Городище это лежитъ на мысу образуемомъ течениемъ реки Немды,
впадающей въ реку Пижму, и оврагомъ (по которому ныне проходитъ дорога)
впадающимъ въ долину реки Немды. Правый берегъ реки отвесный, весьма крутой,
каменистый, густо поросший дровянымъ хвойнымъ лесомъ, между которымъ изредка
попадаются строевыя деревья. Городище и все ближайшее вокругъ него пространство
покрыто темъ же лесомъ. Сохранившаяся высокая насыпь въ одинъ рядъ (сажени три
въ отвесе) и ровъ (вынутая изъ котораго земля послужила для возведения насыпи)
перехватываютъ съ северной стороны косу или мысъ образовавшийся сближениемъ
вышеупомянутаго оврага съ долиною Немды и идетъ, начиная отъ берега реки,
полукругомъ загнутымъ или лучше сказать закругленнымъ отъ оврага, отделяя
такимъ образомъ городище отъ плоскости берега. На югъ отъ этой насыпи, защищавшей
какъ видно поселение расположенное на остальной части насыпи, идутъ какъ бы
ступени (называемыя народомъ богатырскими) весьма большихъ размеровъ,
перехватывающия всю каменистую косу и повидимому сделанныя, чтобы предохранить
ее отъ обваловъ и упрочить темъ дальнейшее существование самаго городища. Следъ
такого же уступа сохранился и съ восточной стороны. По всей вероятности другие
подобнаго рода устои обвалились отъ времени, такъ какъ обвалы каменистаго
берега и теперь продолжаются, особенно отъ дождей и талаго снега. На одной изъ
ближайшихъ ступепей къ валу городища лежитъ большой четвероугольный камень
(около двухъ аршинъ въ одну и до полутора въ другую сторону). Жители убеждены,
что подъ нимъ зарытъ кладъ или имъ закрытъ подземный ходъ изъ городища. По
нашему соображению онъ не что иное какъ природная каменная глыба оставленная на
своемъ месте при устройстве помянутыхъ ступень, такъ какъ она представляла
собою сплошную каменную массу, а остальная снятая часть почвы состояла изъ
мелкаго известковаго камня.




Вся площадь городища изрыта кладоискателями, сделавшими довольно глубокия
раскопки въ различныхъ его местахъ, въ насыпи и на ступеняхъ. Изъ городища и со
всей косы открывается великолепная картина на долину Немды и на ея луговой берегъ,
на северовостокъ и юговостокъ. Въ полуверсте отъ городища, на югъ, лежитъ
удельная деревня Нижневодское городище, а въ полуверсте на северъ— починокъ
Долгоношки.




Внутри городища нетъ следовъ колодца, но саженяхъ въ двадцати отъ вала, къ
северу, за рвомъ лежитъ обширная котловина, въ одной стороне которой находится
весьма глубокая яма, по видимому служившая прежде колодцемъ, но ныне
полузаваленная осевшей землею и обросшая деревьями и кустарникомъ. Валъ
городища былъ нами прорезанъ канавою съ севера на югъ до грунта каменныхъ
ступень и другою канавою проведенною на соединение съ главною — съ запада на
востокъ.




Канава бьпла проведена шириною въ два аршина и глубиною отъ 3 до 4, словомъ до
самой почвы послужившей основаниемъ насыпи. Кроме того въ западной части
городища, где, по показанию крестьянъ, нередко были находимы разныя древния
вещицы, а также въ томъ месте где, какъ надо полагать, была кузница, судя по
значительному количеству прежде тутъ попадавшихся железныхъ шлаковъ, молотковъ,
топоровъ и обломковъ железа сделаны были нами значительныя раскопки, но нигде
не найдено никакой каменной или следовъ деревянной кладки, попадались лишь
следы большихъ и долгое время горевшпхъ на одномъ месте костровъ, уголь и
перегорелая глина. Разрезъ насыпи показалъ, что она образована изъ земли
вынутой изъ рва. Съ самаго основания насыпи безпрестанно попадались уголья,
зола, перегорелая земля и обуглившияся кости. Толстой слои чернозема,
оброзовавшийся на всей площади городища и на самой насыпи, и пни толстыхъ
деревъ, на немъ росшихъ, служатъ доказательствомъ его глубокой древности.




Предание говоритъ, что въ этомъ городище или какъ его называютъ местные жители «кругане»
(1)
, жили богатыри, древнейшие обитатели края. Замечательно, что народъ не
называетъ ихъ чудью или чудаками.



Само
собою разумеется, что существуетъ множество разсказовъ о лежащихъ въ этомъ
кургане кладахъ, что они нередко показываются людямъ въ различныхъ образахъ,
преимущественно въ виде старика, что иногда на кургане слышатся какие то вопли,
что мимо, по пролегающей тутъ дороге, ночью, нельзя проехать безъ невольнаго
ужаса отъ котораго шапка сама лезетъ съ головы и т. п., о русалкахъ водящихся
въ Немде, пробегающей у подножия горы, на которой лежитъ городище; о томъ что
зимою въ большие морозы изъ продушинъ въ каменистомъ береге, подъ курганомъ,
выходитъ дымъ или паръ отъ дыхания живущаго въ этихъ разселинахъ или пещерахъ
змея, иногда оттуда вылетающаго съ огненнымъ хвостомъ. Мы лазили въ эту пещеру,
но, разумеется, огненнаго змея и следовъ его жилища не видали, а видели что это
не что иное, какъ не большая весьма узкая и извилистая пещера, образовавшаяся
въ каменистомъ береге и, вероятно, промытая ключемъ прежде тутъ бежавшимъ. Но
какъ бы то ни было, а изъ народныхъ сказаний о городище, нами описываемомъ,
также нельзя составить сколько нибудь последовательнаго разсказа, какъ при
произведенной нами раскопке не суждено намъ было найти ни одной вещицы,
положение которой давало бы указание какъ систематически добраться до другихъ
предметовъ. Вещи попавшияся при раскопке, лежали преимущественно на западной
стороне насыпи и то, большею частию, прямо подъ слоемъ чернозема или тамъ, где
онъ былъ смытъ, на поверхности земли.




При раскопке этой найдены следующия вещи:




1) Костяной наконечникъ копья.




2) Костяной наконечникъ стрелы.




3) Черенокъ железнаго ножа.




4) Какое-то железное орудие въ роде прямаго шила.




5) Обломокъ весьма хорошаго бруска.




6) Два звена медной, по видимому, цепочки.




7) Обломокъ костянаго черенка.




8) Сломанная, оловянная пластинка съ рубчиками.




9) Обгорелый кусокъ костянаго наконечника стрелы.




10) Оловянная фигурка (сломанная), вероятно, часть ожерелья или головнаго
украшения.




11) Медная узорчатая бляшка съ дырочкою.




13) Медная узорчатая пластинка согнутая вдвое, чрезъ нее вероятно продергивался
шнурокъ.




14) Медная побеленая вещица съ тремя подвесками, служившая головнымъ
украшениемъ или частию ожерелья.




15) Синяя стеклянная бусина.




16) Перегорелый остатокъ дутой бусины.




17) Несколько горшечныхъ черепковъ съ простыми узорами.




18) Два каменные плоские колеска.




19) Довольно большая обделанная кость, въ виде рукоятки какого-то орудия.




20) Сломанная пластинка весьма твердой кости съ большею, правильно высверленною
дырою, въ более широкой части.




Изъ этихъ вещей, вышеозначенныя 18-ю номерами, представлены нами въ
департаментъ уделовъ и оттуда переданы въ археологическую коммисию, а
означенныя номерами 18 и 20, оставлены нами для вятскаго музеума.



Кроме вышеозначенныхъ городищъ намъ известны въ вятскомъ крае еще
следующие курганы и городища:




Въ водозерской волости, яранскаго уезда, близь деревень Жеребцовой и Нагуши,
находится деревня Городище,
на берегу реки Немды. Близь этой деревни существуетъ городище, котораго мы
доселе не имели случая изследовать.



Недоезжая деревни Яснура, яранскаго уезда, (если ехать
изъ г. Вятки), близь мельницы находится большой курганъ известный въ народе
подъ именемъ "Ковриги" . Говорятъ Царь Иванъ Васильевичъ когда
шелъ войною на Казань, стоялъ тутъ съ войскомъ и на этомъ кургане былъ
раскинутъ его шатеръ. Сь кургана этого далеко видно на все стороны; старожилы
говорятъ, что еще на ихъ памяти онъ былъ покрытъ крупнымъ лесомъ какъ и вся близьлежащая
окрестность.




Такого же рода предание сохранилось въ народе относительно села Сернура, уржумскаго
уезда. Говорятъ, что въ долине, на которой лежитъ это село. Царь Иванъ
Васильевичъ, въ походе на Казань, стоялъ съ 80.000 войскомъ; шатеръ его былъ
раскинутъ на возвышенномъ месте, где ныне построена большая каменная церковь.
Тутъ будтобы Царь слушалъ обедню и вся армия его молилась, а народъ,
сбежавшийся со всехъ сторонъ, смотрелъ на это богослужение съ высотъ
окружающихъ Сернурскую котловину. На Грозномъ была одежда покрытая жемчугомъ,
также какъ и сбруя его лошади. По черемиски Сернуръ значитъ жемчужный —
вотъ происхождение древняго названия села. Почтенный отецъ Епифаний Гусевъ,
священникъ села Сернура, составивший себе такую лестную известность между
отечественными пчеловодами и сельскими хозяевами, былъ причиною сохранения селу
Сернуру его знаменательнаго на звания, а то его хотели по официальнымъ
документамъ переименовать, не помнимъ хорошенько, въ Спаское или
Рождественское, по имени церкви и такимъ образомъ, мало по малу, забылось бы
его древнее поэтическое название.




Впрочемъ каждому знакомому съ отечественною историею известно, что легенды
связанныя съ двумя вышеназванными урочищами не имеютъ основания: путь Царя
Ивана Грознаго подъ Казань никогда не лежалъ на описанныя нами местности,
следовательно онъ не могъ ни обедать, ни молиться въ яранскомъ и уржумскомъ
уездахъ. Царь въ последний, третий свой походъ на Казань шелъ изъ Владимира на
Муромъ, Алатырь, Свияжскъ. Вернее всего, что это предание относится ко
временамъ похода князей Микулинскаго и Курбскаго и воеводы Ивана Шереметьева въ
окрестности Яранска и Уржума (1557
г
.) для усмирения волновавшихся еще черемисъ подъ
влияниемъ татаръ, разбежавшихся изъ едва завоеванной Казани. Кого либо изъ
названныхъ воеводъ, полудикие туземцы очень легко могли принять за царя, а въ
памяти потомства все походы русскихъ въ вятскую страну слились такъ сказать въ
одно грозное воспоминаиие о победоносномъ шествии покорителя Казани.



А можетъ быть предание о
походе Грознаго этимъ путемъ на Казань, есть только искаженный разсказъ о
походе въ 1468 году московскихъ войскъ Великаго Князя Иоанна III Васильевича на
Казань, подъ главнымъ начальством московскаго воеводы Руно и Князя Ивана
Звенецъ Устюжскаго. Въ этотъ походъ были назначены Иоанномъ отряды казаковъ и
детей боярскиxъ, изъ Москвы, Галича, Вологды, Устюга и Кичменги. Все отряды эти
соединились подъ Котельничемъ и шли берегами р. Вятки и черемискою землею до р.
Камы. Водозерской волости близь починка Разцветаева, въ поле, находится древний
колодецъ, место это еще недавно было подъ глухимъ лесомъ. Близъ этого места,
при раскопке поля деревни Малые Ключи,
на совершенно ровной местности вырыто крестьянами несколько серебряныхъ гривенъ
или древнихъ ожерелий совершенно похожихъ на описанныя въ книжке 2-й пермскаго
сборника, въ статье С. Ешевскаго "пермския древности", и означенныя
на 1-й таблице рисунковъ этихъ древностей номеромъ 3, и на 2-й номеромъ 7.




Тамъ же найдена была серебрянная чаша съ какими то изображениями. Къ сожалению
большая часть этихъ колецъ, преимущественно не похожихъ другъ на друга въ
подробностяхъ, и чаша поступили къ кукарскому серебряннику, купившему эти вещи
за безценокъ и употребившему ихъ на выделку крестиковъ, колечекъ и тому
подобнаго. По счастию намъ удалось захватить у этого серебренника одно цельное
кольцо и небольшую часть другаго, оставшуюся отъ сплава. Вещи эти представлены
были нами въ департаментъ уделовъ, откуда чрезъ археологическую коммисию оне
поступили въ Императорский эрмитажъ. Серебреннику, крестьянину Колобову, отъ
котораго были взяты оказанныя вещи, выплачено 25 руб. сер.



Въ Зюздинскомъ приходе, въ слободскомъ уезде, есть говорятъ большая
гора, покрытая курганами и посреди ея городище. Гора эта въ народе слыветъ
чудскою. Место нахождения этой горы можетъ указать местный священникъ.



Въ слободскомъ уезде, на
правомъ берегу реки Вятки, близь села Успенскаго и въ 7 верстахъ отъ г.
Слободскаго, существуетъ известное въ околодке Подчюршинское городище, лежащее на холме,
значительной величины, по видимому природномъ. Холмъ ограненъ со всехъ сторонъ,
какъ бы ступенями, вероятно въ предохранение отъ размывки дождемъ и для
большаго утверждения насыпи, составлявшей городище; следовательно характеръ его
сооружения тотъ же, что и разрытаго нами Нижневодскаго городища. На холме следы
колодца и старинная часовня, въ которой, въ известный день года , стекающийся
народъ служитъ по комъ-то панихиды. Не смотря на крутизну холма, онъ съ одной
стороны распаханъ до вершины. Предание говоритъ, что на этомъ холме
существовало здание, которое будто бы провалилось, но что и до селе иногда
показываются желизныя двери здания, въ восточной стороне холма. Разсказываютъ,
что къ раскопке городища издавна, неоднократно уже, приступали. Такъ одинъ
вятский воевода, прельщенный разсказами о драгоценныхъ кладахъ, хранящихся въ
этомъ холме, принялся съ народомъ разрывать его, но когда стали дорываться до
железныхъ дверей, то изъ нихъ вылетелъ такой огонь и дымъ, столько летучихъ
мышей, послышался такой страшный трескъ и произошелъ такой смрадъ; что самъ
воевода и все его рабочие въ ужасе разбежались, и когда черезъ несколько
времени осмелились приблизиться къ месту раскопки, то не увидели уже и следа ея.




Но на дняхъ П. И. Лерха не остановилъ печальный примеръ вятскаго воеводы. Онъ
въ течении двухъ дней разрывалъ городище, прорезавъ его, впрочемъ не глубокими
канавами, въ двухъ направленияхъ. Къ сожалению труды г. Лерха не увенчались
желаемымъ успехомъ: онъ нашелъ только до 15 человеческихъ скелетовъ, совершенно
почти истлевшихъ, въ деревянныхъ гробахъ или колодахъ; вещей при нихъ никакихъ
не найдено. Въ одномъ углу городища попались ему шлаки — следы кузницы и куски
полуистлевшихъ обломковъ железа, въ томъ числе ножъ.



Въ глазовскомъ уезде, въ 12 верстахъ отъ города существуетъ городище и
курганъ, въ которомъ несколько летъ тому назадъ кладоискатели открыли каменную
кладку. Разобравъ эту подземную стену одинъ отважный вотякъ решился спуститься
въ открывшесся отверзтие, но тотчасъ тамъ задохся. Испуганные его товарищи,
боясь ответственности, завалили это отверзтие, хотя и берутся указать его
место. Таковъ разсказъ местныхъ жителей, не ручаемся за его достоверность, но
онъ подтверждается относительно действительнаго существования большаго кургана
свидетельствомъ многихъ лицъ, и возможность нахождения древнихъ вещей въ этой
местности становится вероятною, вследствие сделанныхъ близь этого места
находокъ значительнаго количества такихъ же серебряныхъ гривенъ, какъ и те, о
которыхъ мы упоминали выше. Большая часть этихъ гривенъ разумеется, поступила,
къ серебрянникамъ, но намъ посчастливилось получить въ свои руки три такия же
гривны. Изъ этихъ трехъ гривенъ, совершенно одинаковыхъ, мы намерены одну оставить
для вятскаго музея, а две представить въ археологическую коммисию. Нашедшему
ихъ крестьянину будетъ выплачена сумма равная стоимости этихъ вещей.



Image

Въ слободскомъ уезде, въ
12 верстахъ отъ г. Вятки, существуетъ село Микулицыно,
построенное на месте такъ называемаго Чудь Болвановскаго городища. Мы
его осматривали въ подробности, въ
1860 г, но следовъ насыпи
отыскать не могли и потому не нашли возможнимъ определить его очертание, хотя
видно холмообразное возвышение близь самой сельской церкви. Городище это на
самомъ берегу реки Вятки, съ него, такъ же какъ и съ другихъ городищъ, здесь
нами осмотренныхъ, открывается обширный видъ, преимущественно на за-вятское
пространство. Существуетъ предание, что новгородские колонисты, подымаясь
вверхъ по р. Вятке, напали на жителей этого городища, перебили ихъ, раззорили
существовавшее здесь ихъ капище и идола бросили въ реку. Говорятъ, что при
сооружении существующей здесь церкви найдено было много оружия и древнихъ
вещей, но следовъ ихъ отыскать мы не могли доселе.



Въ самомъ городе Вятке существуетъ оврагъ по имени Раздерихинский, спускающийся
къ реке Вятке. По этому оврагу, во времена перваго поселения вятскаго — шли на
помощь ночью къ осажденнымъ туземцами вятчанамъ устюжане, но по несчастию
вятчане, неузнавъ своихъ союзниковъ, и предполагая въ нихъ неприятеля,
бросились на нихъ; въ кровавой свалке погибло много устюжанъ, къ величайшему,
въ последствии, горю вятчанъ. На утро объяснилось кровавое несчастие, вятчане
съ честию похоронили своихъ погибшихъ союзниковъ на самомъ месте побоища, тутъ
же поставили часовню, доселе существующую, хотя вероятно въ обновленномъ, но
все таки полуразрушенномъ виде и установили ежегодно въ день побоища совершать
по убиеннымъ устюжанамъ панихиду. Въ последствии, вероятно при значительномъ
стечении народа на эту панихиду, дети, воспоминая произшедшую на этомъ месте
битву, стали играть у этой часовни въ войну, при чемъ одна партия детей
обыкновенно подымалась по крутымъ берегамъ оврага, а другая партия недопускала
ихъ взойти на высоту и бросала въ наступающихъ комками земли. Со временемъ
оружие это было заменено глиняными шариками, расписанными разными красками (2).
Производствомъ и продажею этихъ шариковъ, такъ называемыхъ шарышей, стала
заниматься лежащая напротивъ оврага, по ту сторону реки Вятки, слобода Дымково,
жители которой более и более развивая свою торговлю шариками, начали делать
глиняныя игрушки, продажа которыхъ въ день панихиды у сказанной часовни
образовала целую ярмарку, известную подъ именемъ свистопляски, такъ какъ
детская война, на этомъ месте обыкновенно происходившая, сопровождалась
свистомъ въ берестяныя свистульки, продажа которыхъ, также какъ и глиняныхъ
петушковъ-свистуновъ, продолжается въ день праздника въ обширныхъ размерахъ и
ныне. На месте часовни и въ стенахъ близълежащаго оврага, видно много
человеческихъ костей. Интересно было бы собрать черепа здесь погребенныхъ людей
для определения къ какому именно племени они принадлежатъ.




Изъ раздерихинскаго оврага, по преданию существуетъ ходъ подъ возвышенный правый берегъ Вятки, бывший местомъ древняго
города, а ныне занятый Александровскимъ садомъ, зданиями присутственныхъ местъ,
женскимъ монастыремъ, соборомъ и архиерейскимъ домомъ со службами. Сторожилы
говорятъ, что этотъ потайной ходъ былъ известенъ и ихъ отцамъ. Около десяти
летъ назадъ, подъ этотъ берегъ, со стороны реки, былъ говорятъ, действительно
открытъ какой то ходъ, въ которомъ нашли следы истлевшаго пороха и несколько
каменныхъ ядеръ, изъ нихъ три находятся въ нашемъ музеуме. Ядра эти величиною
съ обыкновенное 20 фун. ядро, сделаны некоторые изъ леденца-камня, даже следовъ
котораго нетъ вблизи нашего города, а некоторые изъ песчанина.



Въ 7-ми верстахъ отъ
города Вятки, правее большой дороги на г. Слободской, въ версте за Талицкамть
винокуреннымъ заводомъ, находится весьма древняя
часовня
, построенная по словамъ предания на томъ месте, где новгородцы,
взявшие Хлыновъ, нынешнюю Вятку, и погнавъ ея жителей, одержали надъ ними
решительную победу.



Въ Ильинской волости,
яранскаго уезда, близь деревни Косогоръ,
на берегу р. Немды, при впадении въ нее ручья, бегущаго изъ оврага, существуетъ
несколько разъ обновлявшаяся, но по первоначальному своему сооружению, весьма
древняя часовня. Построена она въ память следующаго события: устюжские купцы,
возвращаясь съ товарищами изъ путешествия на востокъ, остановились на этомъ
месте лагеремъ; окрестные жители, воспользовавшись ихъ безпечностью, напали на
нихъ перестреляли всехъ съ близь лежащаго крутаго берега изъ луковъ и
разграбили ихъ имущество. Устюжские родственники убитыхъ, на этомъ месте
построили часовню и отыскавъ тела погибшихъ, похоронили ихъ подъ нею.
Впоследствии, священники ближайшаго села, стали по приглашению устюжанъ,
служить въ этой часовне панихиды по убитымъ. Современемъ на эту панихиду стало
стекаться множество народу и у этой часовни образовалась ярмарка. Затемъ
суеверие взяло свое, кости убитыхъ устюжанъ начали считать чудотворными, мы
сами видели, что ими трутъ больныя части въ чаянии изцеления. Вышепомянутый
ручеекъ или ключь проведенъ подъ часовню, где онъ пробегаетъ по самымъ костямъ
погибшихъ устюжанъ, а потому самая вода эта также считается целебною и толпы
богомольцевъ теснятся въ темномъ подвале часовни, полощась въ целебной воде и
въ тоже время употребляя эту воду, какъ спасительное средство отъ внутреннихъ
болезней. Мы интересовались приобресть черепа изъ подъ этой часовни, но не
успели.



Намъ известна еще одна
часовня, построенная на костяхъ у села Жерновыя Горы, ильинской волости, яранскаго уезда, на высокомъ правомъ
берегу реки Вятки. Говорятъ, что она построена на томъ месте, где стояло капище
и идолъ древнихъ обитателей этой страны, на месте, где после победы, одержанной
новгородцами надъ местными жителями, были похоронены все погибшие новгородцы.
Впоследствии у этого места хоронили жителей окрестныхъ деревень, хотя церкви въ
селе Жерновыя Горы до 1861 года не существовало. У этой часовни ежегодно
происходитъ народное гульбище и небольшая ярмарка.




Вотъ все древния урочища, которыя намъ покаместь сделались известны въ вятскомъ
крае; нетъ впрочемъ сомнения, что нами исчислена только можетъ быть сотая доля
таковыхъ урочищъ, действительно существующихъ на Вятке.



Мы усердно просимъ всехъ,
кому дорога история нашего края, доставлять или намъ, или въ местную газету
сведения о существующихъ въ ихъ местностяхъ городищахъ, кур-ганахъ, древнихь
часовняхъ и местахъ отмеченныхъ въ народе какими либо преданиями и сказаниями,
тщательно записывать и сообщать эти повествования, какъ бы они неказались
просты и обыкновенны. Только собраниемъ во едино этихъ сказаний и заметокъ,
указаний городищъ, кургановъ, могильниковъ, местъ нахождения кладовъ, — можно
надеяться сделать хоть шагъ впередъ на неведомомъ доселе поприще древней
истории нашего края. Но съ темъ вместе, мы убедительно просимъ отыскиваемые
курганы и городища отнюдь не подвергать раскопкамъ, такъ какъ для эгого
дела, мало усердия и желания пользы науке, а необходимо специальное знание и
опытъ. Археологическия общества наши и коммисии, сами найдутъ, рано или поздно,
возможность сделать правильныя, систематическия изследования этихъ любопытныхъ
памятниковъ глубочайшей древности и тогда въ нихъ, смело можно быть увереннымъ,
ничего не будетъ потеряно для науки. Но за то не следуетъ пренебрегать древними
вещами, случайно находимыми на поверхности земли, либо при ея разработке. Мы
просимъ убедительнейше владельцевъ такихъ вещей, и въ особенности серебрянныхъ
и золотыхъ делъ мастеровъ, которымъ подобныя вещи часто приносятъ на продажу,
доставлять ихъ вь нашъ публичный музеумъ, который съ величайшею благодарностию
тотчасъ будетъ выплачивать за нихъ не только ихъ стоимость, какъ металла, но
стоимость ихъ соответствующую ихъ научному значению.




Нашъ публичный музеумъ долженъ быть хранилищемъ всего, что обрисовываетъ нашъ край
въ его настоящемъ и что можетъ уяснить хоть несколько его прошлое. Это ясно, мы
полагаемъ для каждаго, и однажды решившись устроить у себя публичный музеумъ,
вятское общество само должно позаботиться, чтобы онъ сделался хранилищемъ всего
того, что дорого для этого общества.




Однажды заговоривъ объ интересахъ нашего музеума, мы не можемъ воздержаться отъ
просьбы, обращаемой ко всемъ просвещеннымъ людямъ нашей обширной страны, къ
гражданамъ, духовнымъ и служащимъ лицамъ, крестьянамъ читающимъ и сочувствующимъ
общественнымъ стремлениямъ, развитию просвещения и успехамъ науки — помочь намъ
въ собирании для нашего музеума остатковъ каменнаго века въ нашемъ крае
и въ составлении по возможности полной этнографической колекции, которая
имела бы совершенно местный характеръ.




Но что такое каменный векъ и какие его следы у насъ на Вятке а также какие именно предметы могутъ
входить въ составъ этнографической коллекции? Каждый, ли можетъ дать, точный
ответъ на эти вопросы. Понятно, что решение этихъ вопросовъ доступно только
темъ, кто обращалъ особенное внимание на эти предметы, или кто специально ими
занимался, а потому мы здесь позволяемъ себе поговорить о нихъ несколько
подробнее.




Новейшия изследования показали, что первымъ материаломъ, послужившимъ человеку
необходимымъ орудиемъ для приобретения средствъ существований въ техъ странахъ,
въ которыхъ природа неприготовила ему обильныхъ и безъ всякаго труда
приобретаемыхъ средствъ къ жизни, былъ камень. Въ Европе, какъ полагаютъ,
первоначально употреблялись для приготовления различныхъ орудий многие виды роговика
(кремня), въ другихъ странахъ обсидианъ. Каменныя орудия
употреблялись человечествомъ конечно въ то еще время, когда ему не было
известно употребление какихъ бы то нибыло металловъ. Естественно, что различные
племена человечества, въ различное время достигли высшихъ степеней развития,
потому одни раньше оставили употребление каменныхъ орудий, заменивъ ихъ
металлическими, другия позже, а иныя наконецъ доселе продолжаютъ употреблять
некоторыя каменныя орудия, какъ напримеръ многие дикари острововъ Тихаго
океана, Австралии и жители глубочайшаго севера, эскимосы. Несомненно, что
нетолько у насъ въ России былъ свой каменный векъ, но былъ свой каменный векъ
собственно и у племенъ обитавшихъ въ вятскомъ крае, чему служитъ
доказательствомъ находимыя въ различныхъ местностяхъ нашей губернии, такъ
называемыя народомъ громовьия стрелы, которымъ народъ приписываетъ
различныя целебныя и магическия свойства, какъ талисманамъ. Такъ одни на пороге
дома колятъ этими стрелами свой бокъ, въ случае внутреннихъ страданий его, или
накаливъ этотъ камень прикладываютъ къ больному боку отъ воспаления подреберной
плевы, что они называютъ: усовъ ; другие кладутъ эти камни въ воду и
пьютъ ее отъ лихорадки и другихъ болезней; носятъ съ собою на охоту, въ
уверенности съ этимъ талисманомъ непременно найти зверя или птицу и стрелять
безъ промаха; скоблятъ эти камни и порошокъ употребляютъ при ковке ружей,
которыя оттого делаются будто бы безопасными отъ заговора и тому подобное. Вообще
же думаютъ, что хранение этихъ орудий въ доме предохраняетъ домъ отъ громоваго
удара. Между темъ, эти такъ называемыя громовыя стрелы, ничто иное, какъ
орудия каменнаго периода жизни нашего края.



На дняхъ обязательному содействию Ф. П.
Мышкина мы обязаны обогащениемъ нашего музеума семи экземплярами такихъ орудий,
а именно: Г. Мышкинъ доставилъ намъ:



1) Серый кремень,
имеющий видъ усеченнаго конуса въ вершокъ величины, обтесаннаго совсехъ сторонъ
углубленными желобками и образующий острие, повидимому употреблявшееся для
сверления дерева, а можетъ быть и камня. Края тупаго конца этого орудия
несколько отбиты потому, что владелецъ употреблялъ его для добывания огня.
Этотъ камень найденъ въ 1862 году крестьяниномъ ситкинской волости, деревни
Тужи, Никифоромъ Чеодаевымъ будтобы за корою дуба, растущаго на поле починка
Кардакова, у корня этого дерева, на другой день после того, какъ дубъ былъ
разбить ударомъ молнии.




2) Кусокъ темнаго кремня, грубой обтески, имеетъ видъ наконечника стрелы, 2 1/4
вершковъ длины и въ широкой своей части 1/2 вершка ширины.



3)
Кусокъ белаго, желтоватаго кремня, тщательной отделки, имеетъ форму
четырехграннаго наконечника стрелы, лезвие двухъ тонкихь граней имеютъ
правильную, во всю длину орудия насечку. Длина орудия 2/8 вершка, ширины въ
самой широкой части, меньше 3/8 вершка. Одинъ конецъ орудия острый, другой
стесанъ ввиде клина, повидимому, для более удобнаго укрепления его къ дереву.
Рисунокъ несколько похожий на нами описанное орудие, видимъ подъ № 8, па стр.
43 брошюры академика Бэра "О первоначальномъ состоянии человека въ
Европе." (Приложение къ академическому календарю за 1864 годъ).




4) Кусокъ краснаго кремня 2-хъ вершковъ длины, ширины въ основании 5/8 вершка,
въ верхней части 3/8 вершка. Одна сторона его плоская, другая состоитъ изъ
двухъ граней — одна шире и имеетъ острое лезвие, другая уже. Должно полагать,
что орудие это служило ножемъ.




5) Кусокъ изъ кремня обыкновеннаго темнаго цвета, имеетъ такую же форму, какъ
предъидущий, только верхняя его оконечность закруглена тремя гранями и въ длину
онъ имеетъ только вершокъ, а въ ширину, въ самой широкой части своей 2/8
вершка.




6 и 7) Куски светлосераго роговика. Одинъ изъ нихъ разбить на двое, съ отбитымъ
кускомъ онъ двухъ вершковъ длины, второй полутора вершка и также у него
основание видимо отбито и весьма недавно. Рисунокъ этихъ двухъ орудий
представляетъ усеченный конусъ, правильно расколотый по поламъ, отчего у этихъ
орудий съ одной стороны образовалась гладкая плоскость, а съ другой две
правильныя грани. Можно полагать, что они служили клиньями для раскалывания
небольшихъ кусковъ дерева.




Къ сожалению мы не получили доселе точныхъ указаний местности, где найдены эти
орудия и знаемъ только что они принадлежали крестьянамъ яранскаго уезда,
ситнинской волости, деревни Выпура, и хранились у нихъ какъ врачебное средство.




Вотъ о собирании и о присылке въ музей этихъ то такъ называемыхъ "громовыхъ
стрелъ"
, мы и просимъ усерднейше всехъ ревнителей просвещения нашего
края. Мы съ своей стороны обещаемъ немедленно у платить все издержки, какия
пойдутъ на собирание этихъ каменныхъ орудий. Считаемъ также не лишнимъ
заметить, что каменныя орудия отнюдь не следуетъ искать собственно въ курганахъ
и городищахъ, напротивъ они более попадаются на поляхъ, въ лесахъ, весеннихъ
или дождевыхъ промоинахъ и вообще при раскопке земли на местахъ совершенно
гладкихъ. Это потому, что каменныя орудия нами описанныя, принадлежатъ не темъ
народамъ, которые строили разсмотренныя нами городища, а народамъ, обитавшимъ
въ нашемъ крае еще прежде постройки этихъ городищъ. Мы убедительнейше просимъ
лицъ, которыя благоволятъ доставить намъ въ музеумъ каменныя орудия, по
возможности сопровождать свою присылку сведениями: если орудия взяты у
хранившаго ихъ крестьянина или другаго лица то, покрайней мере, где место
жительства этого лица, если уже это лицо не можетъ определить: въ какой именно
местности и на какой глубине взято это орудие? Если такое орудие благоволитъ
намъ доставить самъ его нашедший, то желательно что бы было еще объяснено, въ
какой земле оно найдено, не были ли отыскиваемы вблизи места находки, можетъ
быть въ прошлое время, орудия костяныя или металлическия, сосуды, кости
животныхъ, человеческие скелеты или только черепа; въ последнемъ случае крайне
желательно было бы приобресть въ музеумъ такие черепа, для приблизительнаго
определения племени, которому могло принадлежать найденное каменное орудие.




Обращаясь къ значению местной этнографической коллекции, устраиваемой въ
нашемъ музеуме, мы долгомъ считаемъ объяснить, что въ такую коллекцию должны
войти все предметы, обрисовывающие народную жизнь не только инородцевъ но и
чисто русскихъ обитателей Вятскаго края, все вещи составляющия принадлежность
быта этихъ племенъ и находящияся у нихъ въ домашнемъ употреблении. Такое
собрание, говорить программа Императорскаго географическаго общества,
необходимо, чтобы сохранить для будущихъ временъ памятники исторической нашей
жизни, и чтобъ сберечь многие изъ нихъ, выходящие изъ употребления и совершенно
забываемые, несмотря на ихъ характерность, изящество или значительность.
Отделение музея, составленное изъ такихъ предметовъ будетъ чрезвычайно важно,
какъ теперь, такъ и впоследствии, всемъ для кого интересно или необходимо
изучение нашего отечества вообще и нашего края въ особенности. Но такъ какъ
собственными усилиями вятский музеумъ все таки не будетъ въ состоянии составить
полную этнографическую коллекцию Вятскаго края, то онъ ждетъ дружной помощи со
стороны просвешенной части вятскаго общества, всехъ сословий. Имена лицъ,
которыя доставятъ музеуму нашему такия приношения останутся незабвенными для
нашихъ отдаленныхъ наследниковъ, такъ какъ, на каждой пожертвованной вещи
будетъ выставлено имя жертвователя, независимо отъ объявления о таковомъ
пожертвовании въ газетахъ.




Надеясь на содействие нашего общества въ настоящемъ случае, мы считаемъ
уместнымъ исчислить здесь те предметы, какие въ настоящее время более
необходимы для составления этнографической коллекции вятскаго публичнаго
музеума:




1. Полные костюмы, преимущественно праздничные, различныхъ племенъ, живущихъ въ
вятскимъ крае, а также различныя части этихъ костюмовъ, въ особенности же
женские головные уборы, и различныхъ видовъ лапти, кушаки, пояса, женския
ожерелья, монисты, кольца, перстни, серьги, бляхи, пуговицы, другия украшения
костюма и булавки.




2. Полотенца вышитыя на концахъ, или только одни шитые концы ихъ.




3. Зеркала, божницы на стенахъ, образа, ручныя кадильницы, лестовки, голубки
висящие обыкновенно передъ божницами, рогожки и цыновки узорчатаго плетения.




4. Оловянныя и медныя тарелки, стопочки, чарки, ендовы; старинная стеклянная,
каменная, глиняная и деревянная посуда или хотя и новейшая, но имеющая местный
собствено характеръ.




5. Различныхъ видовъ веретена, гребни для шерсти раскрашенные и съ резьбою,
гребни для чесания головы съ резьбою, различныя трубки, ножи, косари, топоры,
фонари, светцы, рукомойники, кошели, кузова.




6. Различные музыкальные инструменты также трещотки, деревянныя колотушки.




7. Различныя игрушки изъ дерева, также свайки, волчки, кубари, мячи, луки,
стрелы, пищали, змеи, детския указки, употребляемыя при обучении чтению,
пряники изображающие разныя фигуры или съ ихъ вычурными оттисками, но местнаго
собственно произведения.




8. Модели крестьянскихъ избъ, дворовъ со всеми постройками, овиномъ, также
резные коньки на верху крышъ и на оконникахъ внутри избы, резьба на полотенцахъ
кровли, на ставняхъ, воротахъ и пр., модели рубки и кладки стенъ; модели
расположения жилья; модели устройства печи; старинныя узорчатыя оконныя рамы.




9. Предметы указывающие на остатки въ нашемъ крае языческихъ обрядовъ и разныя
принадлежности, употребляемыя при крестинахъ и похоронахъ.




10. Модели повозокъ, саней, волокушъ резныя и росписныя дуги.




11. Орудия и принадлежности, употребляемыя на звериной и птичьей охоте, также
при ловле рыбы.




12. Модели судовъ и плотовъ и ихъ принадлежности.




13. Местныя орудия веса, меры и счета также бирки съ метками.




Мы покорнейше просимъ лицъ, которыя благоволятъ не оставить безъ внимания нашей
убедительной просьбы и удостоятъ нашъ музеумъ присылкою вещей для
этнографической коллекции — снабжать присылаемую вещь указаниемъ: какое ея
употребление и въ какой именно местности; также находится ли она въ
употреблении ныне или уже вышла изъ употребления.



Примечания:



1) Просимъ обратить внимание на это название. Ясно что "круганомъ"

подобныя урочища называются здесь вследствие ихъ "круглой
формы".
Не отъ этаго ли слова произошло и общее название "кургана"
? и не естественнее ли дать этому слову такое происхождение чемъ татарское,
какь это делается доныне.



2) Подобнаго рода обычай существуетъ и въ г. Котельниче,
где обыкновенно въ семикъ при совершении поминовения по усопшимъ, на кладбище
служится всеми, нарочито собирающимся со всего города, священниками такъ
называемая всемирная панихида, по новгородцамъ, убитымъ при завоевании этой
местности и здесь погребеннымъ, после чего начинается между взрослыми бросание
другъ въ друга печеными яицами, а между детьми катание шариковъ, шарышей.

 Православный Християнский Календарь v2.0
Объявления
[ Все объявления ]

Новости
Старообрядцы Заречной общины г .Нижнего Новгорода просят о помощи в строительстве храма

Итоги круглого стола "История старообрядчества Вятской губернии"

Рабочая встреча в Общественной палате Кировской области

Храм растет!

Унинские християне просят помощи в строительстве храма

Закладка храма в поселке Уни

Просветительский отдел Московской Митрополии приглашает на бесплатный онлайн-курс «Введение в христианство»

Богослужение в Неделю о мытаре и фарисее

Престольный праздник в Вятской старообрядческой общине

Дорогие братия и сестры!

[ Все новости ]

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Designed by sLick Copyright © 2007