Вятское старообрядчество
[Карта сайта] [Rus] 

 
Главная

Великорецкий крестный ход

Старообрядческие общины Вятской земли

О прошедших ВКХ

Основы православного вероучения

История старообрядчества

Молитвы

Литературная страница

Святые места

Проповеди пастырей

География старообрядчества

Видеоматериалы

Старообрядчество в сети Интернет

Файлы

Ссылки

Фото

Видео

Гостевая книга


 
История старообрядчества

Н. Ю. БУБНОВ, А. Н. ВЛАСОВ Александр Вятский — писатель и книжник XVII в.

Будущий епископ Александр Вятский и Великопермский родился .30 ноября 1603 г. в г. Сольвычегодске.
Сольвычегодск
В Котласском районе Архангельской области, в 830 км к юго-востоку от Архангельска, в 35 км от Котласа, в 12 км к западу от города Коряжма и в 90 км от Великого Устюга.. Расположен на правом берегу р. Вычегда (приток Северной Двины). Известен с XIV в. как поселение у Солёного озера, в XV в. назывался Усольск. В начале XVI в. солепромышленники Строгановы основали близ Усольска первые соляные варницы. С конца XVII века известен самобытная живописной школой — Усольская эмаль.


В1631 г. Александр Вятский и Великопермский принял постриг в Николо-
Коряжемском монастыре. В 1643 г. стал там игуменом.



Николо-Коряжемский монастырь в Архангельской области..


Монастырь основан в 1535 году монахом Павло-Обнорского монастыря Лонгином и Симоном Сойгинским. В монастыре долгое время жил ученик св. Лонгина — св. Христофор Коряжемский, позже основавший Христофорову пустынь.
Расцвет культурной жизни монастыря следует отнести к середине XVII века, когда игуменом монастыря становится Александр (1643—1651), будущий епископ сначала Коломенский, а потом Вятский. Предполагают, что «Сказание о Логгине Коряжемском» принадлежит Александру Вятскому. Не позже 1650 года была построена церковь Спаса Нерукотворного.
Будучи епископом Вятским Александр 9 мая 1665 года приказал заложить в монастыре каменную церковь в честь Благовещения Пресвятой Богородицы с приделом святителя Николы, он выделил средства на построение, а 9 февраля 1671 года освятил уже эту церковь. Место погребения преподобного Лонгина пришлось теперь внутри церкви, при северной стене, и над ним устроена была гробница, украшенная позолоченной резьбой и покрытая пеленой с вышитым изображением преподобного и сказанием о перенесении мощей его.


В 1651 г. он был назначен архимандритом в более крупный и знаменитый Спасо-Каменный монастырь на Кубенском озере.


Спасо-Каменный монастырь на Кубенском озере.

Такое сравнительно быстрое продвижение по ступеням церковно-монастырской иерархии дает возможность пред­ полагать в этом скромном монахе не только энергичную и деятельную натуру, наряду с хорошими организаторскими способностями, но и оп­ределенный уровень богословской образованности и начитанности.
В 30—50-х гг. XVII в. в Московском государстве сложился новый
тип интеллигентов-книжников. Поколение, духовное созревание которого
пришлось на эпоху становления новой государственности после Смут­
ного времени, отличает значительно возросший уровень индивидуаль­-
ного мироощущения, высокой гражданственности и общественной актив­
ности. Именно к этому поколению принадлежал будущий епископ Алек­-
сандр, изучение деятельности и творчества которого позволяет выявить
и оценить типологические черты общественного деятеля своей противоре­-
чивой эпохи.
Александр Вятский, проведший свои молодые годы в северных мона­стырях, не принадлежал к боголюбческому движению и, видимо, был плохо
знаком с его целями и учением. Взгляды Александра достаточно четко
проявились в ходе конфликта, возникшего между ним, в бытность его
архимандритом Спасо-Каменного монастыря, и сосланным в этот мона­-
стырь «под начало» в августе 1653 г. вождем старообрядческой оппозиции
протопопом Иваном Нероновым из-за настойчивого вмешательства по­
следнего с боголюбческих позиций в традиционно налаженную жизнь
северного монастыря.
Защищая житейские интересы монастырской бра­тии и свой собственный авторитет в обители, Александр, встретивший по­началу знаменитого протопопа с большим почетом, постепенно вступил в резкую конфронтацию с ним и менее чем через год после его прибытия в монастырь настоял на переводе воинствующего боголюбца в другое место ссылки. Весьма вероятно, что именно этот конфликт, о котором архимандрит поставил в известность патриарха Никона, сыграл определенную роль в выдвижении его кандидатуры на епископскую кафедру, на которую он и был возведен 3 июля 1655 г., сменив опального епископа Павла Коломенского, отправленного патриархом в ссылку за поддержку старообрядческой партии на церковном соборе 1654 г.

См.: Материалы для истории раскола за первое время его существования /
Под ред. Н. И. Субботина. М., 1874. Т. 1. С. 109—119 (Письмо игумена феоктиста к протопопу Стефану Вонифатьеву от 13 июля 1654 г.).
2См.: В е р е щ а г и н А. С. Из истории Вятской иерархии: Первый епископвятский Александр (1658—1674) // Труды Вятской ученой архивной комиссии. Вятка,1909. Вып. 2. С. 7—8.3О хиротонии Александра см.: Путешествие антиохийского патриарха Макарияв Россию, описанное его сыном Павлом Алеппским // ЧОИДР. 1898. Кн. 4. С. 18—21.376
Н. Ю. БУБНОВ, А. Н. ВЛАСОВ


Введение Александра в состав русского епископата в момент наиболее острого конфликта патриарха с боголюбцами и роста старообрядческой оппозиции начавшейся церковной реформе объясняется, видимо, только сугубо личными качествами этого провинциального архимандрита. Очевидно, сыграла роль и его репутация традиционалиста-практика, воспитанного на неприятии непонятных ему боголюбческих новаций и приверженности к строгому следованию правилам монашеской и церковной дисциплины. Эти качества, характеризующие епископа Александра, во многом определили его последующие взгляды и образ действий, отличавшиеся известной двойственностью. Разобравшись в сущности церковной реформы, детально исследовав «исправление» богослужебных текстов, Александр постепенно пришел к неприятию реформы и сблизился сторонниками старообрядческой ориентации. Возможно, что именно связи со старообрядцами и помощь им, хотя на первых порах и не явная, привели патриарха к решению о переводе «неудобного» ему епископа дальше от Москвы — во вновь образованную Вятскую епархию, куда был назначен 5 декабря 1657 г.
После ухода Никона с патриаршества в июле 1658 г. Александр Вятский открыто выразил свое несогласие с церковной реформой, проведенной патриархом. Вынужденный следовать церковной дисциплине, неизменно ставил свои подписи под решениями церковных соборов внешне признавал реформированные книги и обряды, хотя в своей епархии всячески тормозил проведение реформы в жизнь. У епископа Александра в Москве и на Вятке находили прибежище гонимые старообрядцы, как например бывший сподвижник и биограф Ивана Неронова игумен Феоктист, которому он давал списывать важные и секретные государственные документы. Старообрядцы присылали Александру для отзывов и исправлений свои сочинения, просили собрать те или иные материалы в обличение обрядовых нововведений Никона и исправленных при богослужебных книг. Собранными епископом Александром материалами старообрядцы широко пользовались. Так, среди отобранных властями у игумена Феоктиста в феврале 1666 г. документов упомянуты сочинения, написанные, как пояснил Феоктист, епископом Александром: «Две тетради о сложении перстов крестнаго знамения, собрание Олександра, епископа Вяцкого»; «Грамота Александра Вяцкого. да тут же вопрос о нынешнем настоящем времени и ответ Александра епископа напротив того же вопросу, полтора столбца». Среди столбцов московского Успенского собора имеется текст сличения Служебника, напечатанного при патриархе Никоне (М., 1658 г.), со Служебником филаретовской печати (1623 г.).На обороте столбца написана челобитная, адресованная епископу Александру Вятскому, датированная 1663 г. Как можно полагать, сличение служебников было осуществлено лично епископом Александром в названном году или несколько раньше.
В 1662 г. Александр Вятский, откликнувшись одним из первых обращение царя Алексея Михайловича к церковным иерархам, подал царю свою «Отписку» по поводу «клятвы» (проклятия), наложенной опальным патриархом Никоном на митрополита Сарского и Подонского — «местоблюстителя патриаршего престола» и на боярина, околь-А. С. Верещагин считает, что толчком к сближению Александра с деятелями старообрядческого движения послужил главным образом его перевод на Вятку с более доходной Коломенской епархии.

См.: Верещ а г и н А. С. Из истории. . . С. 13—5См.: Материалы для истории раскола. . . Т. 1. С. 313—314.в Там же. С. 324, № 6.' Там же. С. 331, № 43.8ГИМ, собрание столбцов Успенского собора, N° 165.9Материалы для истории раскола. . . Т. 3. 1887. С. XII—XIII, 131—136. АЛЕКСАНДР ВЯТСКИЙ - ПИСАТЕЛЬ И КНИЖНИК XVII в. 377ничего Семена Лукьяновича Стрешнева.

«Отписка» была вручена царю на Лобном месте 8 июля 1662 г. Исследовавший это сочинение Н. Гиббенет отметил, что названная «челобитная Александра Вятского является откликом на призыв Паисия Газского к русским архиереям побудить царя к скорейшему избранию нового патриарха: Почему вы, пастыри церкви, не бережете патриаршеского престола и не радеете об избрании патриарха? Это ваше дело и радение! . . . Послание Александра Вятского к царю, —пишет далее Н. Гиббенет, — почти все основано на мнениях и заключениях Паисия Лигарида и даже в подражание сочинению последнего разбито на 30 пунктов». В 1669 г. это же сочинение использовал инок Авраамий, включив его в несколько переработанном виде и без указания автора в сборник под названием «Христианоопасный щит веры против еретического ополчения». В старообрядческом «Сказании о патриархе Никоне» есть такой отзыв об этом сочинении: «Тако же Александр, епископ Вятский, на Соборе страхом подписался, но последи плакаше и рыдаше, новин веема ненавидяще. Свидетельствует о сем явьственно того писание жалобное к царю, подавше на Никона во 171-м году, в нем же Никоно выпрегорчайшия плоды изъяви, како Никон печатный книги издаде, мятежа и смущения полны. . .».С делом о Никоновой «клятве» связано, повидимому, и письмо, написанное тогда же Александром Вятским к митрополиту Паисию Газскому под названием «Собрание смиренного Александра противо клятвы Никоновы», сопровождаемое «вопросными столбцами»к митрополиту. Внимание исследователей до сих пор не привлекало и еще одно сочинение Александра Вятского. Это «Вопросы к Собору наименьшего из архиереев» (ГБЛ, Рогожское собр., № 667, л. 430—437 об.). К сожалению, это сочинение, содержащее 28 вопросов (из 51?), в названном списке не имеет конца, так как рукопись дефектна. Хотя «Вопросы» не имеют подписи, их, несомненно, задавал Собору иерархов епископ Александр, который и ранее любил называть себя «наименьшим из архиереев». В сочинении не только ставятся вопросы, но и даются на них ответы, т. е. оно написано в форме диалога. В предисловии к нему автор просит архиереев рассмотреть и утвердить его «Ответы», написанные против «неправедномудрствующих церкви». Здесь разобраны изменения, внесенные в «символ веры» в книгах новой печати, в обряд крещения для переходящих в православие «римлян и униатов», вопрос о несогласии старопечатных книг, изданных после 1654 г., со старыми и между собою. В «Ответах» епископа Александра Собору разбираются Требник 1658 г., Скрижаль 1656 г., Шестоднев 1660 г., критикуется патриарх Никон за строительство патриарших монастырей и др. Очевидно, сочинение было написано накануне.
Исследуя Послание, автор пользовался неизвестным нам списком этого сочинения, подписанным именем Александра Вятского, и принадлежность сочинения этому автору не вызывала сомнения у исследователя. Материалы для истории раскола. . .

Т. 7. 1885. С. XV—XXIV, 112—150. —Сочинение издано здесь по авторскому списку (ГИМ, Синодальное собр., № 641).По этому же списку сочинение было издано Н. Тихонравовым под названием: «Обличение на Никона патриарха, написанное для царя Алексея Михайловича». См.: Т и х о-н р а в о в Н. Летописи русской литературы и древности. М., 1868. Т. 5, отд. II.С. 153—178.13БАН, собр. Дружинина, № 729 (772), л. 83—83 об. См.: Д р у ж и н и н В. Г.Писания русских старообрядцев. СПб., 1912. С. 216, № 2. ГБЛ, Рогожское собр., № 667, л. 303—316. Об атрибуции этого сочинения епископу Александру Вятскому см.: Б у б ­н о в Н. Ю. Книготворчество московских старообрядцев XVII века // Русские книгии библиотеки в XVI—первой половине XIX века. Л., 1983. С. 35.378
Н. Ю. БУБНОВ, А. Н. ВЛАСОВ


Собора 1666 г. и вопросы епископа Александра были обращены к его участникам. Возможно, что именно об этом сочинении говорится в «росписи»бумаг игумена Феоктиста: «Столпчик, вопросы Александра епископа от всего освященного собора (ко всему освященному собору), писан на черных столбцах и на лоскутках, пятьдесят один вопрос о церковных вещах». Это обращение вятского епископа послужило поводом для разбора его дела на одном из заседаний Собора 1666 г.: «Приглашен бысть и предста вяцкий епископ Александр и вопрошен о писании си, еже он писаобхуждая святаго символа благоисправление, такожде и новопечатныхкниг праведное напечатание и иных чинов церковных благоустроение.И он не отрекся писания своего, точию моляше удостоверитися о непогрешении новоисправленных книг и святаго символа». Написав «покаянный свиток» Собору, Александр Вятский был прощен.
Епископ Александр имел первоклассную по тому времени библиотеку.По-видимому, большую ее часть он пожертвовал «на свое обещание» в Николо-Коряжемский монастырь, куда с 1657 по 1674 гг. от него поступила 37 книг и рукописей. Современное местонахождение шести из этих книг было установлено Н. К. Никольским. Еще 6 рукописных книг удалось разыскать и идентифицировать библиотеке Александра Вятского в недав­нее время. Среди них назовем:
Сборник сочинений Дионисия Ареопагит»в списке XVII в. (БАН, Устюжское собр., № 71), привезенный экспеди­цией Библиотеки АН из Великого Устюга;20«Книгу харатейную в десть»,содержащую список XIV в. Хроники Георгия Амартола, обнаруженную В. П. Бударагиным в Библиотеке Эрмитажа (РК7, № 265577/1967 г.;22 л. из этой рукописи хранятся в ГБЛ, Музейное собр., № 10277); «Чи­новник архиерейского служения» в списке второй половины XVII в.(БАН, Устюжское собр., № 25); «Книгу глаголемую риторика» Псевдо-Макария в списке XVII в. (ГПБ, Q.I.254); рукописный сборник второй половины XVII в. с вкладной записью по листам, где книга названа «Зиновиевию (так! — А. В.) ученика Максимова», в состав которого входят различные богословские статьи (ГПБ, Q. 1.254); сборник сочинений Максима Грека (по классификации Н. В. Синицыной, в 151 главу) (ГБЛ,собр. Егорова, № 250). Из книг, не вошедших в число вложенных епископом Александром в Николо-Коряжемский монастырь, но несомненно ему принадлежавших,назовем рукописный сборник, в котором нашли отражение многочислен­ные материалы, относящиеся к идеологической борьбе первой половины16См.:
Материалы для истории раскола. . . Т. 1. С. 330—331, № 40. — Столбцы хранятся в ГИМ, собр. Успенского собора, № 176, 178 и 179. См. также: Гор ­с к и й А. В., Н е в о с т р у е в А. И. Описание славянских рукописей московской Синодальной библиотеки. М., 1862. Отд. 2. С. 439—441 (описан сборник конца XVII в.под № 294, на л. 76—125 указаны «Вопросы, предложенные Московскому собору вла­дык Александром, епископом Вятским» (всего 26 вопросов), а на л. 125—180 — разбор новоисправленного Потребника (21 вопрос еп. Александра)). О последнем сочинении см. также: С т р о е в П. М. Библиологический словарь и черновые к нему материалы.СПб., 1882. С. 14.17Материалы для истории раскола. . . Т. 2. 1876. С. 79.18Кормовая книга Николо-Коряжемского монастыря. БАН, 45.10.8, л. 92—100 об.Описание и частичное издание: С р е з н е в с к и й В. И. Сведения о рукописях,поступивших в Рукописное отделение БАН в 1900 и 1901 гг. СПб., 1902. С. 123—125, № 8; Приложение 1. С. 186—189.19Н и к о л ь с к и й Н. К. Рукописная книжность древнерусских библиотек:(X—XVII вв.). СПб., [1913]. Вып. 1 (А—Б). С. 28—29.20Б у б н о в Н. Ю., К о па н е в А. И. Археографические экспедиции 1966и 1967 гг. в Медвежьегорский (Заонежье), Пудожский и Беломорский районы Карель­ской АССР и Архангельскую область // Сборник статей и материалов по книговеде­нию. Л., 1970. Вып. 2. С. 327—336.21См.: Ш а ш к о в А. Т. Сочинения Максима Грека в старообрядческой рукопис­ной традиции и идеологическая борьба в России во второй половине XVII—первой половине XVIII вв.: Дис. . . . канд. ист. наук. Свердловск, 1982. С. 272—273.
АЛЕКСАНДР ВЯТСКИЙ — ПИСАТЕЛЬ И КНИЖНИК XVII в. 379гг. XVII в. (ГБЛ, Рогожское собр., № 667). В сборнике имеются такжесочинения видных деятелей старообрядческой ориентации, как например(Григория) Неронова и самого Александра Вятского. Один из почерков, которыми написана эта рукопись, идентичен почерку,встречающемуся в других рукописях библиотеки епископа Александра,подборка статей весьма актуальна для интересов этого деятеля, иг­равшего заметную роль в противоборстве двух соперничавших партий.Помимо почерка рукописи, который можно смело приписывать самому Александру, о его участии в создании сборника свидетельствуют и имею ­в нем записи (л. 316 об.): «Приписано рукою архиерея. Смиренный Александр, епископ Вятцкий» и др. Изложенные факты можно рассматривать в ­качестве дополнительных аргументов в пользу авторской принадлежности ­Александру Вятскому некоторых разобранных выше сочинений из рукописи Рогожского собр., № 667.основании палеографических особенностей сохранившихся рукопи с книг епископа Александра, относящихся к XVII в., можно предпола­гать, что почти все эти книги выполнены в одной стилевой манере 1 — Япереписчиками, причем протографами некоторых рукописей явились из библиотек митрополитов Макария и Киприана. Следует отметить сознательную ориентацию Александра Вятского на древнюю книжную тра­дицию. Для принадлежавших ему книг характерно наличие множества и исправлений в тексте, многие из которых носят характер редак­ционной правки; в особенности это касается некоторых мест толкования христианских догматов веры. Большое значение он придавал текстологи­и орфографической точности текста. Наличие в репертуаре вклад ­книг Александра «учебных книг» (Учебная псалтырь, Грамматика,Риторика, Логика, «Азбуковник»), почти полностью представлявших названия бытовавших на русском языке в то время книг этой тематики и встречавшихся, как правило, только в составе первоклассных библиотек,говорит о том, что их владельцу были свойственны гуманитарные, фило­логические интересы. В этом смысле творческая деятельность Александра похожа на работу филолога-богослова, который к тому же сам за­нимался перепиской и редактированием книг для своей библиотеки.Хотя почерк Александра Вятского известен (он подписался под реше­нием церковных соборов 1660 и 1667 гг.), его скорописный вариант трудно сопоставим с книжным полууставом принадлежавших епископу рукописных книг. Однако тождество почерков в нескольких его рукописях,созданных в разные периоды жизни, заставляет видеть в них руку самого владельца книжного собрания.
О последних годах жизни Александра Вятского известно немного. января 1674 г. он покинул Вятскую епархию, удалившись на покой в Николо-Коряжемский монастырь, где принял схиму (с именем Андрей) ,скончался 17 декабря 1678 г. (БАН, 45.10.8).


Николо-Коряжемский монастырь в Архангельской области..

Очевидно, в этот период Александром было написано местное устюжское житие, известное под названием «Сказание о зачале Николо-Коряжемского монастыря и о началнике его старце Логине». В одном из последних «чудес» этого памятника прямо указывает время, когда он впервые услышал историю основания ­монастыря и историю жизни его «началника» старца Логина, — дог. (Александр был в это время игуменом монастыря).
Однако проме­во времени между последним и предпоследним «чудесами» в житии раз указывает на годы его отсутствия в родном монастыре. Основанием вывода об авторстве Александра является также рукописная традиция "Сказания. . .». Памятник дошел до нас в двух известных списках:Служба и житие Логина Коряжемского, 1670-е гг. (Вологодский областной ­краеведческий музей, № 2151); 2) сборник начала XI X в. (Сыктывкар-Б у б н о в Н. Ю. Книготворчество. . . С. 35—36, № 1,2 .380 Н. Ю. БУБНОВ, А. Н. ВЛАСОВский краеведческий музей, № 3118).
Особенно важен для нас вологодский список жития, относящийся к XVII в. По записям на рукописи видно, что сборник принадлежал Николо-Коряжемскому монастырю, а почерк, ко­торым написано житие, совпадает с почерком известных книг Александра Вятского. Таким образом, можно предполагать, что и эта рукопись яв­ляется автографом писателя. Сыктывкарский список жития отличается значительными сокращениями по сравнению с основным, вологодским.Служба Логину Коряжемскому также написана Александром еще около-1650 г. В кратком тексте «Сказания» фиксируются основные моменты жизни местного святого: его приход на речку Коряжемку, устроение оби­тели и прославление святого. Здесь нет больших риторических отступле­ний, как в других произведениях агиографического жанра, само повество­вание крайне лаконично: «. . .глаголах ради начала и летописи». В лите­ратурном отношении интерес представляют «чудеса», причем характерно, что в основу некоторых из них положены устные рассказы бытового ха­рактера из жизни местного населения. Все изложенное позволяет считать Александра Вятского не только книжником, но и видным писателем своего времени — агиографом и пуб­лицистом. Вятский епископ представлял собой тип общественного деятеля, мировоззрение которого сложилось в стороне от новых идейно-политиче­ских веяний в центре России. Противоречивость его мировоззрения и по­зиция в отношении к реформам середины XVII в. нашли яркое отражениев его публицистическом и литературном творчестве. См.: В ѳ 23См.: В ѳ р ю ж с к и й И. Исторические сказания о жизни святых. Вологда,.1880. С. 486.

Материал с сайта: http://odrl.pushkinskijdom.ru/LinkClick.aspx?fileticket=hxva24gryKg%3d&tabid=2287
 Православный Християнский Календарь v2.0
Объявления
[ Все объявления ]

Новости
Нападавший на кировский кинотеатр «Колизей» не является представителем старообрядческой церкви

Слобода будет местом для жизни, а не музеем

Расширяем культурные связи

Разрешат превысить нормативы для храма на Филейке

Старообрядцы Заречной общины г .Нижнего Новгорода просят о помощи в строительстве храма

Итоги круглого стола "История старообрядчества Вятской губернии"

Рабочая встреча в Общественной палате Кировской области

Храм растет!

Унинские християне просят помощи в строительстве храма

Закладка храма в поселке Уни

[ Все новости ]

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Designed by sLick Copyright © 2007