Вятское старообрядчество
[Карта сайта] [Rus] 

 
Главная

Старообрядческие общины Вятской земли

Великорецкий крестный ход

О прошедших ВКХ

Основы православного вероучения

История старообрядчества

Молитвы

Литературная страница

Святые места

Проповеди пастырей

География старообрядчества

Видеоматериалы

Старообрядчество в сети Интернет

Файлы

Ссылки

Фото

Видео

Гостевая книга


 
О прошедших ВКХ

Старообрядческий Великорецкий крестный ход 2007 -2008гг.

автор всех фото Евгений Туманов












В. Сельникова. За крестом по Вятскому бездорожью. Впечатления участника Великорецкого крестного хода.

В шестой раз после возрождения в 2002 году традиции крестного хода на вятской земле прошли паломники по маршруту, по которому шли за крестом и иконой святителя Николы Великорецкого наши благочестивые предки.

В этом году в нем приняли участие около 170 христиан из средней России, с Урала, из Казани, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Сибири и Алтайского края, из Украины и Молдовы. В их числе - три священника: о. Олег (г. Омутнинск), о. Вадим (с. Бородулино Пермской обл.) и о. Глеб (с. Микварово). К сожалению, не у всех была возможность пройти крестный ход от начала и до конца, но каждый от сердца посвятил какую-то часть своего времени Богу.

Крестный ход - подобие крестного пути Спасителя, воспоминание Его страданий, символичное следование свету-Христу. Однако это явление неоднозначно воспринимается даже среди староверов. Некоторые прямо заявляют о бессмысленности и даже вреде таких мероприятий. И не предпринимают попыток, чтобы проверить свое мнение на деле.

У тех же, кто прошел по этому пути хотя бы однажды, сомнений, как правило, не возникает. «Маленькая жизнь» - так назвала Великорецкий крестный ход одна из постоянных его участниц. Это дни труда, молитвы и братского общения, дни тяжкие, но счастливые. Эти пять дней не похожи на остальные триста шестьдесят дней в году, но они таковы, что хочется прожить эту маленькую жизнь снова и снова.



… Возле храма святителя Николы в с. Красное вечером 8 августа царит необычайное оживление. Более ста человек собрались здесь, чтобы на следующий день, с крестом, хоругвями и образом святителя Николы, с пением божественных песнопений пройти через весь Киров, и далее идти по трассе, по проселочной дороге, через лес, через населенные пункты, встречающиеся по дороге – всего 79 километров до села Великорецкое. Для современного человека, привыкшего преодолевать такие расстояния на различного вида транспорте за весьма короткое время, странно и непривычно тратить дни на то, на что можно потратить всего несколько часов времени. И никто не знает заранее, жара будет стоять или холод, будет ли дождь или сушь и пыль на дороге: пять дней пешим ходом при любой погоде, с не самыми комфортными условиями даже в местах ночлега. И все же люди зачем-то едут сюда.

Пока крестный ход еще не начался. Во двор Никольского храма прибывают все новые и новые паломники. То и дело слышатся радостные возгласы: так приятно видеть добрых знакомых из самых разных уголочков большой страны, и даже из ближнего зарубежья. За последние несколько лет круг участников крестного хода заметно помолодел. Доброй половине его состава – от 14 до 25 лет. Однако есть и совсем юные, и пожилые люди.

Все искренне рады друг другу, и все немного волнуются перед предстоящим событием. После ужина и павечерницы паломники постарше начинают устраиваться на ночлег, а молодежь еще долго не может угомониться. Несмотря на то, что подъем предстоит очень ранний, тишина наступает только около двух часов ночи.

Примерно в половине четвертого стали собираться в дорогу. Общая суматоха, очередь к умывальнику, сбор вещей, скручивание пенок и спальных мешков. И вот уже вещи погружены на машину. С легкими рюкзачками за спиной и скрученными в плотный валик пенками собираемся у крыльца храма. Из храма выносят легкие походные хоругви, обшитые вишневого цвета бархатом, украшенные вышивкой золотом, и образ святителя Николы Великорецкого. Вчерашнее немного легкомысленное оживление уступает место серьезности, сердце стучит радостно и немного замирает от предвкушения предстоящего труда. Молимся начал, прося у Бога помощи в пути, поворачиваемся и вслед за крестом выходим через ворота храма на дорогу.

Утро бодрит резковатой прохладой, бледное солнышко улыбается с высоты только проснувшегося неба. Ранние птахи щекочут воздух крыльями и взлетают так высоко, что кажется, вот-вот превратятся в маленькие незаметные точки. И душа парит вместе с ними, остаются позади повседневные заботы, постепенно вытесняется из памяти то, без чего в обычной жизни обойтись не представляется возможным.

Мы идем по трассе, мимо проносятся по своим делам суетливые автомобили. Но сейчас нам с ними совершенно не по пути, хотя и движемся мы в одном направлении. На целых пять дней мы – не из этой жизни.

Из таких мыслей выдергивает сознание резкий возглас из открытого окна проносящегося мимо автобуса: «Работы другой нет? Делать нечего?» - воображение дорисовывает образ работяги с какого-нибудь завода, с неизбывной папиросой в зубах. И совсем не обидно от его колких слов, и жаль человека, у которого столько желчи в голосе. Жжет, наверное, изнутри.

Крестный ход продолжает шествие. Закончили полунощницу, приостановились, когда священник читал отпуст и прощение, затем, продолжив движение, начали молиться часы. Голос чтеца слышно не всем идущим, поэтому кто-то молится по лестовке, кто-то просто думает о своем. Тем, кто идет в самом конце, трудно удержаться от дружеской беседы.

Часа через полтора входим в город Киров. Среди городского шума и движения идти намного сложнее. Во все время следования по городу и по трассе нас сопровождают автомобили ГИБДД, несколько сотрудников дорожной инспекции идет рядом с нами, время от времени переговариваясь друг с другом по рации. Когда это необходимо, движение на дороге перекрывают, чтобы староверы могли беспрепятственно перейти улицу, и это в очередной раз почему-то вызывает чувство удивления. Видимо, сильна в нашем сознании память о гонениях, преследованиях и насмешках: если не первое, то последнее довелось испытать на себе в той или иной степени многим верующим людям.

По уже устоявшейся традиции крестный ход заходит в монастырь, где почивают мощи преподобного Трифона. Монастырь новообрядческий, но его основатель, преп. Трифон, прославлен святой церковью еще до раскола, и почитается равно и старообрядцами, и новообрядцами. На территории монастыря можно зайти в храм и приложиться к раке с мощами преподобного, выпить воды из источника и просто отдохнуть – здесь у нас первый привал, здесь же поджидаем группу приезжих из Москвы. Несколько лет назад с Московского поезда так вот ожидали владыку Андриана, и с его прибытием крестный ход, казалось, приобретал гораздо большее значение, большую духовную мощь, настолько наглядно и в то же время символично возглавлял он своих пасомых; и легче было идти под благословляющим взмахом его худощавой руки со сложенными в двоеперстие пальцами.

Небольшая группка москвичей во главе с протодиаконом Виктором влилась в число участников крестного хода, и шествие продолжилось.

С этого момента мы начинаем вливаться в ритм: идем час – привал, еще чуть более часа хода – снова привал. Во время привалов богослужение останавливается, есть возможность отдохнуть сидя или лежа на пенке, немного перекусить, пообщаться. После отдыха самое сложное – это встать на ноги и снова заставить свое расслабившееся тело бодро шагать вперед. Каждому приходится пережить этот момент, и снова и снова праздновать маленькую победу над собственной ленью и усталостью.

Примерно в середине дня к нам присоединился о.Глеб, и все очень обрадовались его появлению. Уже который год подряд батюшка занимается организацией крестного хода, и сложно представить это мероприятие без его участия. Бодрый голос о. Глеба, возвещающий «привал – подъем», его нескончаемый оптимизм и добрая улыбка стали неотъемлемой частью Великорецкого крестного хода.

Наверное, не зря действие, которое в богослужебных книгах называется «шествием», позже было названо «крестным ходом». На этом пути не обходится и без внутренней борьбы. Вероятно, каждый испытывает ее немного по-своему, поэтому автор этих строк позволит себе поделиться тем, что довелось испытать. Первый день пути еще не достиг своей середины, и усталость не могла быть очень сильной. Но в душе начала подниматься какая-то буря протеста, вихрь мыслей о том, что действительно, делать нам нечего – бродим тут по лесам. Угодно ли это Богу? И кланяться на ходу непривычно и немного смешно, и на молитве сосредоточиться нет никакой возможности. Вид святых икон, звуки песнопений, которые в храме кажутся такими родными и вызывают чувство благоговения, кажутся здесь тоже как будто не на своем месте. И собственная вера ощущается вдруг мелкой и ничтожной: вынь ее из привычных рамок, и – где она? Страшно становится от собственных мыслей, но спасительными ниточками всплывают в памяти стихи из Псалтыря: «Господня есть земля и исполнение ея …, яко Того есть море, и сушу руце Его создасте…, на всяком месте владычествия Его, благослови душе моя Господа!» - тело снова подчиняется общему движению, дух вражды и гордыни постепенно затихает, и уже не нужно заставлять свое сердце петь, оно само стучит в радостном ритме: «Господи, Господь наш, яко чудно имя Твое по всей земли!»



Поворот в сторону от трассы - и мы удаляемся от шума машин, асфальтовой дороги, цивилизации. Природа встречает нас тем, чем богата сама: мокрой травой, песчаной проселочной дорогой, лужицами, которые то и дело приходится обходить, деревьями и шатром бескрайнего неба над головой. Продолжается служба: то поем на два клироса, и этот звук усиливает лесное эхо, то голос одного чтеца звучит в просторах, где, наверное, только однажды в году и слышно: «Горы и вси холми, дадите славу Богу!». Тот, кто читает, несет книгу в руках, ему сложно следить за дорогой, поэтому идущая рядом братия бережно поддерживает чтеца под локоть, чтобы не оступился.

Службу правит наиболее активная молодежь. В этом году очень много собралось прекрасных голосов – кажется, половина участников Вечера духовных песнопений, который ежегодно проводится в Москве, идет за крестом по вятскому бездорожью. За спиной у Василия – рюкзак со специальными книгами: нужные службы отксерокопированы и вложены в файлы, чтобы листы не промокли в случае дождя. Одежка из прозрачной пленки имеется и для креста, икон и хоругвей. Приспособления эти пригодились не однажды: погода периодически напоминает нам, кто здесь хозяин.

Несмотря на походные принадлежности, выглядит шествие вполне по-старообрядчески: мужчины с бородами, многие из них – в длинных черных кафтанах, женщины в платках и длинных юбках или сарафанах. С особым достоинством держатся бородачи, которые несут крест, фонарь, хоругви. Это довольно тяжело, но с почетной ношей расстаются неохотно, передавая ее другим только тогда, когда уже совсем нет сил нести. Когда крестный ход подходит к населенным пунктам, крест и хоругви поднимают как можно выше, словно знамена, чтобы их было видно издалека, и это придает идущим настроение особой торжественности. Икону святителя Николы несут на белом расшитом рушнике, и довольно большую часть пути она находится в руках священника, о. Вадима.

Часам к семи вечера дошли до п. Мурыгино, где была организована трапеза и ночлег в местном доме культуры.





Второй день пути почти полностью проходит через лес. Снова ранний подъем, мокрая трава, прыжки через лужи. Служба на ходу. В середине дня подходим к знакомому по прошлым годам холму, над которым струится дымок: здесь нас ждут, трапеза готова. Этот привал длиннее обычного, можно пообедать и отдохнуть. Многие спускаются по довольно крутой тропинке к подножию холма, где протекает ручеек с прозрачной ледяной водой, чтобы умыться и набрать воды на дальнейшую дорогу.

Через час громкий голос о. Глеба вещает, что привал окончен. Нехотя поднимаемся, скручиваем пенки. Помолились после трапезы – и снова в путь.

Впереди снова продолжилась служба, а замыкающий шествие о. Глеб и идущие рядом с ним человек 15 паломников начинают петь заупокойную панихиду: мы приближаемся к берегу реки Грядовицы, где во время Великорецкого крестного хода в 2005 г. упокоился митрополит Андриан. Словно кадры из забытого кинофильма мелькают перед глазами события «того» крестного хода.

К памятному кресту подошли, когда заканчивали читать девятую песнь заупокойного канона. «Со духи праведными, скончавшагося душу раба твоего Спасе, покой» - выдохнул мощный хор из полусотни голосов. Незримый мостик перекинулся через три года в прошлое, и по лицам можно догадаться, что многие из присутствующих хорошо помнят события 10 августа 2005 года. Молитва за усопших обладает чудодейственной силой духовно соединять тех, кто живет на этой земле, и тех, кто уже окончил свое земное странствие. Сегодня так же шумит вода на плотине, сухо шелестит высокая трава. Светлая грусть наполняет душу, и хочется в тишине вспомнить святителя, который за краткое время делами своими успел прожить несколько жизней. Вспомнить человека, который светил другим, сгорая сам. Подумать о жизни и смерти. Подумать о вечности.

Часы отмерили двадцать минут, привал окончен. Пришло время расстаться с этим местом, с которого – без всяких преувеличений - начался новый виток в истории старообрядчества.

До вечера шли по лесной дороге, которая щедро расстилала под ногами огромные грязные лужи, кочки и острые сучья, колючий кустарник на обочине мешал проходить и без того неудобопроходимые места. Поэтому усталость заявляла о себе в полный голос, когда впереди наконец-то показались купола храма села Великорецкое. Пришли! Растроганное и умиленное небо расплакалось крупными каплями дождя.

Бодрыми из последних сил шагами крестный ход прошел через село и направился к склону на реке Великой, к еще одному памятному кресту. На этом месте молились паломники, которых в годы гонений не пускали к месту явления иконы святителя Николы; именно это место сейчас служит конечным пунктом, тем заветным порогом, к которому шли два длинных дня.

Некоторые из участников шествия отправились в находящиеся рядом здания, чтобы занять места для ночлега, остальные стоят у креста, завершая вечернее богослужение. Постепенно начинает смеркаться. Как хорошо и спокойно молиться здесь, под сенью деревьев, под этим дождем: святые слова легко проникают в душу, с которой как шелуха слетели мирские заботы. Чинно по двое, точно как в храме, подходят молящиеся к образу святителя Николы. Специального аналоя под образ в лесу не имеется, поэтому икону, обрамленную все тем же красивым рушником, держит в руках один из паломников. За образом, как и во время пути, возвышаются хоругви. «Воду прошед, яко посуху» - привычный напев ирмосов звучит тепло и проникновенно. И все, кто в этот дождливый вечер стоит рядом с тобой у креста, становятся вдруг родными и близкими.

Служба закончилась, когда было уже почти темно. Вечерняя трапеза проходит обычным походным порядком, после чего все укладываются спать. Место ночлега – несколько полузаброшенных домов, в которых раньше размещалась больница. В прошлые годы здесь не было даже электричества, теперь – приятный сюрприз - появились лампочки в коридорах. Окна заколочены полиэтиленовой пленкой, чтобы не дуло. В общем, не пятизвездочный отель, но слава Богу, что есть крыша над головой. Привычными движениями расстилаем на полу пенки и спальные мешки, переодеваемся в сухую одежду, и с чувством ровно наполовину выполненного долга погружаемся в сон. До завтра есть возможность хорошенько выспаться: начало полунощницы назначено на 9 часов утра.



Утро 11 августа было поистине добрым, теплым и солнечным. Спускаемся по крутому склону к берегу реки на площадку перед деревянной часовенкой, внутри которой находится источник. Часовенку уже оборудовали для служения литургии, центральный вход отгорожен завесой – это царские врата. Боковой вход в часовню выполняет функцию северных дверей алтаря. В алтаре-часовне молится духовенство – три священника, протодиакон и чтец, остальные молящиеся стоят под открытым небом.

После полунощницы освятили воду, затем помолились часы и литургию. Двое взрослых и несколько ребятишек (они специально приехали с родителями в Великорецкое) причастились Святых Таин. После исходных поклонов о. Глеб очень кратко и емко сказал проповедь о значении крестного хода, о том, что следуя за крестом, мы исполняем слова Спасителя: «… да возьмет крест свой и по Мне грядет». Хотя христианин и должен нести свой крест каждую минуту жизни, но такое буквальное следование за крестом, оставление мирских забот на время крестного хода, тоже есть образ исполнения этой заповеди – так вкратце можно передать содержание слов священника. Еще батюшка призвал нас быть внимательными к нашим ближним, особенно в пути. Голос искренней благодарности: «Много лет ти, честныи отче» - прозвучал над рекой и унесся высоко в небеса.

После литургии состоялось традиционное купание в освященной воде источника, в построенной рядом с часовней купели. Родниковая вода очень холодная, нужно собраться с силами, чтобы трижды окунуться в эту леденящую свежесть с головой, и затем ощутить такой прилив бодрости и сил, словно ты родился заново.

После купания – трапеза и целый день отдыха и общения. Продовольственный магазин в Великорецком подвергается настоящему староверческому нашествию, а над рекой то и дело слышно пение и звонкие возгласы осмелившихся искупаться. Вечером в назначенное время помолились павечерницу на склоне у креста. После ужина, когда стало смеркаться, зажгли костер, и все потянулись к его уютному теплу. До позднего вечера звучали у костра духовные стихи, песни и приятный негромкий смех: трудный путь – и пройденный, и предстоящий - не позволял этой веселости быть разнузданной.



На следующее утро – снова ранний подъем, в 4 утра. Обычные сборы. Ловлю себя на том, что почему-то хочется петь «Христос воскресе». Вышли в обратный путь сквозь росистое и туманное утро. На одном из привалов слух уловил негромкое пение тропаря из пасхального канона – еще у кого-то пасха в душе. Часам к 11 дня мы пришли в с.Гороховое. Впрочем, самого села уже нет, только большой каменный храм, уже полуразрушенный (уцелели стены и своды), стоит на возвышении. Храм новообрядческий, 19 в. постройки, но вид поруганной святыни притупляет ощущение конфессиональных различий. Входим в храм с крестом и хоругвями. Внутри чьей-то заботливой рукой поставлено несколько образов. Акустика внутри храма – просто подарок для певца. Дружно, большим хором, пропели величание, но это не убавило певческого пыла. Стали совещаться, что бы еще спеть, и вдруг кто-то предлагает: «давайте – Пасху». И не было никаких сомнений, мол, не время сейчас, не Пасха. Христос воскрес – однажды и на все времена. «Да воскреснет Бог!» - сколько же молодой силы в этом голосе! «И разыдутся врази Его! Пасха священная нам днесь показася» - стены храма не в состоянии удержать такой мощный, ликующий звук. На глаза наворачиваются слезы, и очень трудно сдержать радостную улыбку. Такое ощущение праздника, победы, торжества бывает только в светлую пасхальную ночь.

Время привала ограничено, и стоило бы отдохнуть, но мы долго не могли уйти из храма. Одно песнопение сменяло другое, один за другим пелись любимые духовные стихи. Впечатление от этого пения в опустевшем храме стало одним из самых ярких и запоминающихся для многих участников крестного хода.

После небольшого отдыха на привале и чая «с дымком» из походной кухни отправились дальше. Распогодилось, солнце высушило росу на траве. Чувствовалось, что лето еще не закончилось, и день этот можно было бы назвать приятной прогулкой, если бы не ощутимая усталость в ногах. Почти весь день мы идем через лес, где высокие сосны уходят верхушками в небесную синь. По обочинам дороги то и дело попадаются красные ягодки малины и костяники. Душа отдыхает, и совсем не хочется возвращаться в город. По-прежнему идет служба, но к концу дня дисциплина немного разлаживается, между путешественниками начинается активное общение. Почему-то в этот день особенно заметно, что у всех очень хорошее и доброжелательное настроение. Делимся впечатлениями друг с другом, многие отмечают, что состояние «как после исповеди», как-то чище и светлее стало на душе.

Еще один сюрприз ожидал нас в п. Медяны: местные жители по своей инициативе организовали для паломников чай с пирожками. Эта забота со стороны, казалось бы, совсем чужих людей, была особенно приятной. Гостеприимным жителям поселка пропели многолетие.

Последнее усилие длиной в восемь километров – и мы пришли в г. Мурыгино, на место ночлега в уже знакомый дом культуры. В вестибюле работал телевизор, и небольшая группка паломников подтянулась к его экрану, чтобы посмотреть новости – дни Великорецкого крестного хода совпали с трагическими событиями в Южной Осетии. Весть о том, что боевые действия прекращены и пострадавшим людям оказывают помощь, стала достойным венцом событий этого дня.

На крылечке дома культуры молодежь играла в нескончаемый «ручеек», правда, на сей раз «ручеек» немного прихрамывал. Несмотря на прохладный вечер, нашлось довольно много желающих искупаться в Вятке, и на ее каменистом берегу, куда ни посмотри, сплошь были «свои да наши».



Последний день обычным маршрутом: лес – поле – трасса с камнями на обочине. На этой самой обочине у какого-то мужчины сломался автомобиль. Крестный ход с двух сторон обтекает машину вместе с озадаченным водителем, который как раз привязывает буксирный трос. «Бог в помощь вам!» - сердечно желает бабуля, которая весь крестный ход шла с медной иконой святителя Николы в руках. Хозяин замершей на месте машины искренне рад этим словам: «Спасибо, и вам доброго пути!».

Стоит отметить еще один забавный эпизод: весь крестный ход с нами прошел большой хромоногий рыжий пес. Во время переходов он обычно плелся сзади или сбоку, чтобы не мешать движению, а на привалах скромно просил подаяния. Отношение к Рыжему было очень разным: кто-то стремился приласкать и накормить бродягу, а от некоторых богомольцев он щедро получал пинки – к счастью, таких были единицы. Но пес все выдержал и все простил, и к концу путешествия вполне сходил за своего.

На последнем привале перед входом в Киров паломников стали осаждать местные репортеры: и начало, и окончание крестного хода отражается кировскими СМИ. Интересовались всем: кто откуда прибыл, зачем идут в крестный ход. Даже отношение старообрядцев к животным и дальнейшая судьба Рыжего вызвали живой интерес журналистов.

После этого привала еще несколько часов идем по закатанным в асфальт улицам Кирова, заново привыкаем к цивилизации. Жители города встречают шествие по-разному: кто торопливо крестится, глядя на образа, кто смотрит доброжелательно, кто – равнодушно. Проходим мимо жилых домов. «Крестный ход!» - звенит детский голос, и чумазая детвора высыпается со двора, чтобы посмотреть. Хорошо, что эти ребятишки знают, как называется такое мероприятие, и явно видят его не в первый раз.

Солнце находилось в зените и здорово припекало, когда мы, вышли на дорогу, ведущую в село Красное. Это очень напоминает выход на финишную прямую: все устали, ноги болят, но осталось совеем чуть-чуть. Вот показались первые дома, а вот уже крестный ход поворачивает к подворью Никольского храма. Там нас встречают нарядные прихожанки в белых платочках. Встречают с хлебом-солью, со слезами радости на глазах, словно победителей, под ноги бросают цветы. О.Вадим, который единственный из священников прошел с нами весь путь, отломил кусочек от поданного хлеба, и мы вошли во двор храма. Походные святыни вносят в церковь, все поочередно снова прикладываемся к образу Николы чудотворца, тепло и сердечно поздравляем друг друга - крестный ход окончен.

Во дворе в больших котлах приготовлен обед. Подкрепившись, большинство молодежи отправляется на речку – смывать походную пыль и усталость. А вечером снова долго сидим у костра, ведем тихую беседу, поем, еще поем… Длинная дорога, оставшаяся позади, подарила много новых знакомств, а прежде знакомые люди стали еще чуть-чуть ближе и роднее. «Братия» и «сестры» - слова эти звучат сейчас совершенно естественно, без тени излишней слащавости или насмешки.

Утром была служба происхождению Честнаго и Животворящего Креста, как полагается, с водосвятием. Еще раз побывали под «дождем» из освященной воды, послушали истовую проповедь о. Олега.

Поезда у всех в разное время, в разных направлениях. То и дело с кем-то прощаемся, провожаем от крыльца храма. Подошел и наш черед отправляться на вокзал, чтобы на поезде снова вернуться в «большую жизнь». Теплые взгляды и улыбки братии, бок о бок с которой пройден не один километр, добрые слова на прощание. Как много мы увозим отсюда с собой светлого, искреннего, того, что по-настоящему только и есть ценного в этом мире. Того, что помогает нам в повседневной жизни чувствовать себя христианами. Того, что приближает нас к Богу и друг к другу.

Вечная память митрополиту Андриану, под руководством которого ожила эта древняя благочестивая традиция. Спаси Христос всех, на чьи плечи ложатся заботы по организации и благоустроению трудного, но все-таки праздника, имя которому - Великорецкий крестный ход.


статья с сайта:http://rpsc-spb.ru
Опубликовано: 29 августа 2008г.

см.СТИХИ о Великорецком крестном ходе

см.Старообрядческий Великорецкий крестный ход 2009 года
 Православный Християнский Календарь v2.0
Объявления
[ Все объявления ]

Новости
Унинские християне просят помощи в строительстве храма

Закладка храма в поселке Уни

Просветительский отдел Московской Митрополии приглашает на бесплатный онлайн-курс «Введение в христианство»

Богослужение в Неделю о мытаре и фарисее

Престольный праздник в Вятской старообрядческой общине

Дорогие братия и сестры!

Начало молитвенной жизни

День именинника в Воскресной школе

Возобновлены богослужения

Архиерейское богослужение в п. Кильмезь Кировской области

[ Все новости ]

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Designed by sLick Copyright © 2007